Назад к книге

Marilyn Manson: долгий, трудный путь из ада

Мерилин Мэнсон

Нил Штраус

Music Legends & Idols

Автобиография самой противоречивой знаменитости Америки, Мэрилина Мэнсона. Уже в первое десятилетие своей карьеры рок-идол Мэрилин Мэнсон пережил больше, чем большинство людей (или хотели бы) за всю жизнь. В своих шокирующих и откровенных мемуарах он рассказывает о своей метаморфозе из испуганного христианского школьника в самую страшную и почитаемую суперзвезду. Книга проиллюстрирована десятками эксклюзивных фотографий.

Мэрилин Мэнсон, Нил Штраус

Marilyn Manson: долгий, трудный путь из ада

Чтобы защитить невиновных, многие имена и характерные черты личностей в этой книге были изменены. Некоторые действующие лица – собирательные образы.

Посвящается Барб и Хью Уорнерам. Да прости их, Господи, за то, что принесли меня в этот мир.

MARILYN MANSON AND NEIL STRAUSS

THE LONG HARD ROAD OUT OF HELL

First published in United States of America in 1998 by HarperCollins Publishers LLC

Печатается с разрешения издательства Dey Street Books, an imprint of HarperCollins Publishers и литературного агентства Andrew Nurnberg

© 1998 by Marilyn Manson and Neil Strauss

© 1998 by HarperCollins

© ООО «Издательство АСТ», 2019

Но однажды,

в пору более сильную, нежели эта трухлявая, сомневающаяся в себе современность, он-таки придет, человек-искупитель, человек великой любви и презрения, зиждительный дух, чья насущная сила вечно гонит его из всякой посторонности и потусторонности, чье одиночество превратно толкуется людьми, словно оно было бы бегством от действительности – тогда как оно есть лишь погружение, захоронение, запропащение в действительность, дабы, выйдя снова на свет, он принес бы с собой искупление этой действительности: искупление проклятия, наложенного на нее прежним идеалом. Этот человек будущего, который избавит нас как от прежнего идеала, так и от того, что должно было вырасти из него, от великого отвращения, от воли к Ничто, от нигилизма, этот бой полуденного часа и великого решения, наново освобождающий волю, возвращающий земле ее цель, а человеку его надежду, этот антихрист и антинигилист, этот победитель Бога и Ничто – он-таки придет однажды…

    –?Фридрих Ницше, «К генеалогии морали»

Предисловие

На улице лило как из ржавого ведра. И аки из яйца вылупившийся отпрыск всего человечества выскочил Мэрилин Мэнсон. Сразу стало ясно: он уже выглядит и звучит – от Элвиса не отличить.

    Дэвид Линч – Новый Орлеан, 2:50 ночи

Часть первая: когда я был червем

1. Человек, которого боишься

Среди всех вещей, которые можно созерцать под сводом небес, ничто так не пробуждает дух человеческий, не очаровывает чувства и не страшит более, что вызывает больше ужаса и восхищения, чем чудовища, уродства и чудеса, в коих зрим мы творения природы извращёнными, изувеченными и усечёнными.

    –?Пьер Боэтю, «Истории чудес», 1561

КРУГ ПЕРВЫЙ – ЛИМБ

Ад, думал я в детстве, – это дедушкин погреб. Воняло оттуда, как из общественного туалета, да и грязь такая же…бетонный пол усеян бесчисленными пустыми пивными банками, и всё, что там лежало, затянуто плёнкой грязи, которая не смывалась, наверное, с тех пор, когда мой отец сам был ребёнком. Попасть в погреб можно было только по шаткой деревянной лестнице, прикреплённой к грубой каменной стене, так что никто туда и не мог спуститься, кроме деда. Там был его мир.

На стене висела выцветшая красная клизма, и никто её не снимал – знак того, что Джек Ангус Уорнер полагал, и совершенно напрасно, что его внуки не посмеют нарушить границы подвала. По правую руку стоял побитый белый шкаф для лекарств. Внутри – десятки старых коробок с обычными, заказанными по почте презервативами, которые почти уже рассыпались, ржавый ящик с женским дезодорантом, упаковка напальчников, которые врачи надевают для осмотра прямой кишки, и кукла Монах Тук, у которого член вставал, когда на голову нажимаешь. За лестницей висела полка с примерно десятью банками от краски, в каждой из которых, как