Назад к книге

Ключ из желтого металла

Макс Фрай

«Ключ из жёлтого металла» – книга знаменитого писателя Макса Фрая для тех, кто любит разгадывать тайные шифры, скрытые в древних знаках и предметах.

Главный герой книги 33-летний Филипп Карлович «свободный человек мира», который имеет возможность отдыхать, путешествовать по всему земному шару и скучать. Но в один день жизнь Филиппа переворачивается. Случилось то, о чем он даже не подозревал. А все началось с простой просьбы его отца Карла, который, уезжая на гастроли с концертом, попросил Филиппа привезти ему из Праги одну вещицу – ключ от тайной комнаты в его старой квартире.

Дело в том, что отец Филиппа с детства одержим коллекционированием старых ключей. Он всегда считал, что можно всегда найти дверь, к которой подходит ключ из его коллекции. И в некоторых случаях ему это удается. Но вот парадокс: в его собственном доме есть таинственная дверь, к которой нет ключа. И неожиданно на одном из сайтов коллекционеров он знакомится с человеком из Праги, который утверждает, что у него есть оригинал ключа от двери Карла. Филипп едет, чтобы взять ключ, и неожиданно попадает в фантастические переплеты.

Ценители творчества Фрая без труда заметят в сюжете книги параллели со сказкой Алексея Толстого «Золотой ключик, или Приключения Буратино»: ключик из «желтого металла», таинственная дверь, имя Карл. А также узнают других персонажей: девушку с цветными волосами, ее приятеля, который может превратиться в пса (Мальвина и Артемон); отчаянно влюбленного в девушку парня (Пьеро); попутчиков, обманувших наших героев в ресторане (кот Базилио и лиса Алиса). В одной из глав даже всплывает на свет божий старый букварь, который папа Карло подарил Буратино.

Старая сказка, шпионский детектив и современная реальность – все в один коктейль мог смешать только Макс Фрай!

Макс Фрай

Ключ из желтого металла

Книга публикуется в авторской редакции

© Макс Фрай, текст

© ООО «Издательство АСТ», 2015

* * *

Петр закрыл за мной ворота.

– Су-дье! – старательно, по слогам произес он, переиначив иностранное слово на привычный лад, и требовательно уставился на меня в ожидании восхищенной гримасы – дескать, во дает, силен, собака, мать его! Смятения чувств я, прямо скажем, не испытывал, но исполнил свой мимический долг и аккуратно переместил ступню с тормоза на газ.

Здешний охранник не полиглот; сомневаюсь, честно говоря, что он осилил какой-нибудь иностранный язык хотя бы в рамках убогой школьной программы. Но его снедает благородная страсть коллекционера. Петр собирает, записывает и заучивает наизусть формулы прощания на разных языках. Чопорному литовскому «sudie» я сам его научил, блеснул эрудицией, а это было непросто, всякие там «гуд бай», «ауфидарзейн», «адью», «чао», «аста ла виста» и даже «до видженя» Петр узнал задолго до моего появления в этом дачном поселке, обитатели которого пересекают всевозможные государственные границы чаще, чем порог охраняемых Петром врат. Я оказался очень полезным знакомством: старожилов и их гостей любознательный охранник давным-давно выпотрошил, а в его белом линованном блокноте осталось еще много чистых страниц.

Я вошел в его положение и взялся пополнять коллекцию. Благодаря мне в блокноте Петра появились татарское «сау булыгыз», эстонское «нягемисени», голландское «дуй», латышское «уз рэдзэшанос» и венгерское «висонтлаташа»; за зиму его коллекция украсилась узбекским «хаер саламат булсин», гэльским «дья дыт», грузинским «нахвамдис» и одиозным китайским «хуй цзиень», а я все не мог успокоиться, продолжал расспрашивать знакомых и открывать словари в книжных магазинах – в те редкие дни, когда выбирался в Москву.

Не то чтобы мне так уж нравился охранник Петр, скорее наоборот, у деда благодарность за безупречную службу в органах на лбу написана, а подобные надписи, скажем так, не совсем в моем вкусе. Но у меня страсть пополнять чужие коллекции. Как начал в пять лет таскать отцу все найденные на улице ключи, так до сих пор не могу остановиться.

Однако петровская эпоха в моей жизни закончилась; вряд ли я когда-нибудь сюда вернусь, разве что в гости к Пашке, любезно одолжившему мне