Назад к книге

Обрученные холодом

Кристель Дабо

Сквозь зеркала #1

Где-то во Вселенной, словно гигантские дирижабли, парят ковчеги – осколки цивилизации. Двадцать одно убежище для людей, двадцать один мир со своими законами и обычаями. Жители каждого ковчега обладают уникальными свойствами: восстанавливать предметы прикосновением, создавать иллюзорные объекты, а то и вовсе причинять боль силой мысли. Офелии даны лишь две способности: читать и проходить сквозь зеркала. Читать различные вещи, то есть видеть их историю, ощущать эмоции всех людей, когда-либо к ним прикасавшихся, – вот оно, подлинное счастье! Но… прощай, любимый дом Семейных Архивов! Прощай, привычная спокойная жизнь! Прощай, Семья! Жизнь Офелии переворачивается в тот день, когда она узнает, что ее ждет замужество, и отказаться невозможно. Девушке придется покинуть родную Аниму и отправиться на Полюс. А этот ковчег так далеко, что перелететь сквозь зеркала обратно на Аниму не получится никак… Жених ее, аристократ Торн, встрече тоже совсем не рад. Почему? Зачем и кому понадобилось переселять неприметную чтицу Офелию на жестокий Полюс, соединять противоположности? Эту загадку еще предстоит разгадать. Тетралогия «Сквозь зеркала» французской писательницы Кристель Дабо (родилась в 1980 году) – это целая альтернативная реальность, замысловатая и непредсказуемая, но продуманная до мельчайших деталей. Мировой тираж первого тома превышает 500 тыс. экземпляров, а франкоязычный интернет заполнен фан-артом по мотивам историй об Офелии. Мир, придуманный Кристель Дабо, – такой же феномен, каким стал когда-то «Гарри Поттер»: не случайно книги писательницы отмечены многочисленными престижными премиями.

Кристель Дабо

Обрученные холодом

© Gallimard Jeunesse, 2013

© Christelle Dabos, текст, 2013

© Волевич И.Я., перевод, 2018

© ООО «Издательский дом «КомпасГид», 2018, издание на русском языке

* * *

Издание осуществлено в рамках программы содействия издательскому делу «Пушкин» при поддержке Французского института

Cet ouvrage, publiе dans le cadre du Programme d’aide ? la publication Pouchkine, a bеnеficiе du soutien de l’Institut fran?ais

Предисловие

Вначале мы были единым целым.

Но Богу это не нравилось. Он развлекался, пытаясь нас разъединить. А потом, наскучив этими играми, забывал про нас. Бог был до того жестоким в своем равнодушии, что пугал меня. Но порой Он бывал добрым, и тогда я любил Его так, как не любил никого на свете.

Я думаю, мы все могли бы жить вполне счастливо – Бог, я и остальные, – не будь этой проклятой Книги. Она внушала мне отвращение. Я знал, чт? меня связывает с ней (и как ужасно связывает!). Но в полной мере я осознал это позже, много позже. А тогда я ничего не понимал, я был слишком глуп.

Да, я любил Бога, но ненавидел Книгу, которую Он раскрывал по всякому поводу и без повода. Это Его забавляло. Когда Бог приходил в доброе расположение духа, Он писал. Когда Он гневался, Он тоже писал. А однажды, в ярости, Он совершил чудовищную глупость.

Бог расколол наш мир на куски.

Так появились ковчеги – осколки Земли, летающие в пространстве…

Обручение

Архивариус

О старых домах часто говорят, что у них есть душа. На ковчеге Анима[1 - Анима (лат. anima) – душа. – Здесь и далее примеч. переводчика.] душой были наделены все здания и предметы. Что касается старых домов, они частенько проявляли свой дурной характер.

К примеру, здание Семейных Архивов постоянно пребывало в скверном настроении. День за днем оно недовольно поскрипывало, покряхтывало и пошатывалось. Оно не любило летних сквозняков, из-за которых громко хлопали двери. Не любило сырость, которая пропитывала стены зимой. Не любило сорняки, которые нагло заполоняли двор каждую весну.

Но больше всего здание Архивов не любило посетителей, пренебрегавших часами его работы.

Вот почему этим ранним сентябрьским утром Архивы поскрипывали, покряхтывали и пошатывались сильнее обычного. Они возмущались вторжением незваного гостя. Ведь было еще слишком рано, чтобы изучать архивы! Хуже того, гость не удосужился даже взойти на крыльцо и позвонить в дверь, как подобает приличному посетителю. Куда там! Он пытался п