Назад к книге

Свита Мертвеца

Павел Николаевич Корнев

Дорога мертвеца #3

Застрять в виртуальном мире хорошего мало, оказаться при этом запертым в мёртвом теле игрового персонажа – паршиво вдвойне. Но ситуация не безнадёжна, спасти может свиток Возрождения. Но отыскать легендарный предмет – это одно, а суметь воспользоваться им – совсем другое. И уже нет времени играть по чужим правилам, пришла пора устанавливать собственные. Умереть раз и навсегда или обмануть систему – третьего не дано…

Павел Корнев

Свита Мертвеца

29 дн. 23:59:59…

На что способен игрок девяносто девятого уровня?

Да практически на всё! Например, он может воспользоваться свитком Возрождения, но – увы и ах! – речь сейчас шла вовсе не обо мне…

Барт Огненный Кулак, паладин девяносто девятого уровня

Речь шла о моём заклятом враге!

Для Барта не составляло никакого труда порубить нашу четвёрку в фарш, и что хуже всего – он это прекрасно осознавал. Да и как иначе? Хоар – самый прокачанный из нас – отставал в своём развитии от паладина на четверть, а Нео был слабосильным компьютерным персонажем, его и вовсе не стоило принимать в расчёт. Встретить достойный отпор Барт нисколько не опасался и потому зашёл с козырей, небезосновательно рассчитывая завершить схватку первым же ударом.

Гулко ухнуло, вокруг паладина с бешеной скоростью закрутился огненный вихрь. Пламя взметнулось вверх, облизало мрамор лестничных пролётов, растеклось во все стороны будто живое, загудело и завыло.

Мифриловая маска в один миг раскалилась чуть ли не докрасна, пришлось закрыться «Пологом смерти». Стало легче, но чары стремительно опустошали запасы внутренней энергии, долго защиту было не продержать.

Хоару пришлось и того хуже: пламя лизало его чёрные доспехи и пыталось забраться внутрь; орк пятился и отступал к стеллажам. Без толку! Пожар в один миг охватил весь первый этаж библиотеки. Барт не мелочился и выложился по полной, не оставив нам ни единого шанса на спасение.

Изабелла была с огненной стихией на ты, но здесь спасовала и она. Не сумев развеять пламенные чары, эльфийка ушла в глухую оборону, да только Барт терять время попусту не собирался, он с хохотом раскрутил свой дьявольский цеп и бросился в атаку.

Дьявольский?!

Воистину так! Мы все тут будто в Геенне Огненной!

Я вскинул фламберг, готовясь блокировать замах цепа – плохая, плохая идея! – но Барт в самый последний момент изменил направление удара, избрав своей целью жрицу. Та оказалась застигнута врасплох, получила сотканным из стали и пламени шаром в кованый нагрудник и отлетела к стене.

Ах ты сволочь!

Паладина при ударе развернуло ко мне спиной, и я со всего маху врезал фламбергом в стык между панцирем и шлемом.

Мощный удар! Точный удар!

Замах получился на загляденье, а вот результат не порадовал. Лизавшее оранжево-красный доспех пламя сгустилось и приняло удар на себя. Таившаяся в клинке стужа оказалась сильнее жара преисподней, и огненные чары со звоном разлетелись, но извилистое лезвие при этом скользнуло в сторону и впустую проскрежетало по латам, не сумев их пронзить!

Враз позабыв о сбитой с ног эльфийке, Барт танцующим движением развернулся, и тут уже мне пришлось уворачиваться от страшного шара. Бушевавший в помещении огонь попытался сковать движения и подставить под удар, но я легко выскользнул из его опаляющих объятий и разминулся со смертоносным оружием паладина.

– Растёшь, Джонни! – расхохотался тот.

Пусть свиток Возрождения ему и не достался, Барт пребывал в отменном расположении духа. Да и чего этому выродку горевать? Своим огненным штормом он поставил нас в положение обороняющихся, разом лишив всякой возможности закружить одинокого противника в боевой карусели, измотать стремительными атаками и прикончить.

Сейчас мы ничего не могли противопоставить ему!

Проклятье! Да мы попросту сгорали!

Раскалённая маска обожгла кожу и та зашипела, во всём мире осталась лишь одна холодная вещь – мой фламберг. Увы, заключённая в нём стужа ничего не могла противостоять яростному напору стихии огня.

Убираться! Надо убираться отсюда