Назад к книге

Серенада поющего ветра. Стихи и проза

Андрей Кайгородов

«Как хочется порой послать всех к черту. Бросить все.Запить, забыть, захлопнуть дверь, задернуть окна.И просто утонуть в безбрежной пустоте холодных серых стен,В белесом снеге потолка, в траве паласа, в мягкой коже кресла…».

Серенада поющего ветра

Стихи и проза

Андрей Кайгородов

© Андрей Кайгородов, 2018

ISBN 978-5-4493-3695-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Сны

Где-то очень глубоко, там, на дне наших снов, живет Бог,

Простуженный и печальный, с копной седых волос,

с глазами цвета тайны.

Он держит на ладонях дыханье сказочного мира,

Мелодию всех бед и слез, и звуки радостей эфира.

Он лепит чаши наших снов и наполняет их водою,

И отраженье в глади вод завешивает пеленою.

Сквозь эту пелену на свет выходят призраки ночные,

С улыбкой в десять тысяч лет и обликом не уловимым.

Их голоса полны тоски, как похоронные напевы,

Глаза печальны и пусты, как статуи окаменелы.

А мы как бабочки на свет, летим, страшась своих поступков,

И наших снов полночный бред не кажется нам чьей-то шуткой.

Насмешкой злой над нашей явью, над нашим жизни прозябаньем,

Мы в этой сказочности сна, блуждаем в лабиринтах комнат,

Встречая чьи-то имена, давно умерших, незнакомых.

Они бесполые скитальцы, зовут нас в лучший из миров,

В пучину сна, покровы тайны, безумства сказочных шатров.

Где дев податливые лона огня и сладости полны,

Где льются реки самогона, где ломятся от яств столы.

И мы идем за ними следом, не веря счастью своему,

И просыпаемся к обеду, стирая вязкую слюну.

И день нам кажется унылым, пустым, безрадостным, простым,

А мир обыденным и серым, не замечаем мы, что спим.

Нам снится сон о нашей жизни, мы в нем живем, копя грехи,

А Бог взирает безучастно, даря нам новых сказок сны.

Крест

Исхудала душа моя, в раздумьях и муках,

Вся покрылась коростой и шрамами,

Ноет ночью, как нерв изгнившего зуба,

И смердит стихами похабными.

Я топлю эту скверну в стакане хмельном,

Изрыгаю под утро с кровью,

Как же хочется мне пробежать босиком,

По травой накрытому полю.

Утонуть в синеве васильковых небес,

К милой маме прижаться щекою,

Но весит на груди моей маленький крест,

И тяжелый крест за спиною.

Я несу его в суете городов,

По колдобинам и ухабам,

По тропам моих друзей и врагов,

По возвышенностям и ямам.

Этот крест мне доверен судьбою моей,

И иной мне не нужно судьбины,

Мне Господь помогает нести этот крест,

От рождения и до кончины.

И когда я умру, и сырая земля,

Мое бренное тело поглотит,

Крест могильный останется после меня,

Позабытый и одинокий.

Как хочется…

Как хочется порой послать всех к черту. Бросить все.

Запить, забыть, захлопнуть дверь, задернуть окна.

И просто утонуть в безбрежной пустоте холодных серых стен,

В белесом снеге потолка, в траве паласа, в мягкой коже кресла.

Уйти из мира суетных реалий в иллюзию, мерцание свечи.

И наслаждаться тишиной покоя.

Не плакать, не смеяться, не страдать. Молчать.

В молчанье, постигая иные параллели бытия,

Что медленно, без суеты, текут вне берегов,

Не ведая законов притяжения, морали, этики, законов права.

Вдыхать курительную смесь, душистых трав и табаков пахучих,

И выпуская через ноздри дым, почувствовать себя драконом,

Китайским божеством, сошедшим с неба в шелковые свитки.

И стать иероглифом буддийских мудрецов,

В котором заключен весь сущий мир,

С его многообразьем обитанья,

Живых существ, материй и следов,

Оставленных, монахом на песке,

На берегу седого океана.

Восстать из пепла, превратиться в прах,

Рассеянный по ветру над горами,

И горным эхом тихо прозвучать,

Вплетаясь в ноты сказочных мелодий.

Как хочется порой закрыть глаза

И ни о чем не думать, и не знать,

А тихо плыть, послушно воле ветра,

И вылиться дождем, и прорастать

Побегом божьим в солнечное лето.

И бабочкой порхать над васильками.

Как хочется поро