Назад к книге

Терновая ведьма. Изольда

Евгения Спащенко

Ведьмин садСказка о терновой ведьме #1

Если с твоих губ сорвались слова древнего проклятья, остается только собираться в путь. Ведь колючие следы волшебного терновника на лице и теле не смыть ни водой, ни слезами. И будь ты прежде хоть принцесса, теперь станешь терновой ведьмой. Участь твоя – в смятении и печали скитаться по свету, пока не найдешь того, на чью голову пали сотворенные тобою темные чары. Расколдуй его, и, быть может, удастся снова стать человеком. Но дорога далека и полна опасностей. Если не боишься, возьми в спутники серого волка – сквозь буреломы и болота он проведет тебя в страны, о которых никто не слышал, в потаенные уголки твоей собственной души.

Евгения Спащенко

Терновая ведьма. Изольда

© Евгения Спащенко, 2017

© М. Козинаки, дизайн обложки, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2018

* * *

Я искренне верю, что сказки пишут не только для детей и по-детски, – они необходимы и понятны каждому из нас. Мы любим волшебные сюжеты за мудрость и свет, пробивающий себе дорогу даже во мраке самой глубокой ночи.

Потому хочу посвятить эту взрослую колдовскую историю всем на свете Мечтателям, открытым чудесам. Ведь ее герои – не только отважная принцесса, верный волк или величественный ветер, а вы сами – день за днем побеждающие темноту в собственной душе.

    Евгения Спащенко

Глава 1. В ночь на Самхейн

О ветрах расскажи мне: о тех, что с запада на восток

Гонят лето соцветием жестких колючих трав…

О кувшинках, которые в сладкий зефирный венок

Сплел июль, синевой небес в озера упав…

О лесах: шелковистых, кудрявых, как грива коня,

Тех, что ловят пугливые звезды в ладошки ветвей…

Расскажи про бесшумный туман на рассвете дня,

Оставляющий меловый след у моих дверей.

Нашепчи же о песнях купальских плакучих ив,

На которых русалки со смехом качаются у воды,

Да о месяце среброликом, что так красив,

Без утайки на сон грядущий поведай ты…

Была последняя ночь октября – время, когда принято зажигать огни, чтобы отогнать болотных духов, украшать старый замок гирляндами из золотых и багряных листьев, варить крепкий пунш из рябины и лесного шиповника, – словом, всячески отмечать Праздник сбора урожая.

Солнце давно село, и величественный, притихший в ожидании торжества замок Северин казался черной тенью, нависающей над лесом, сверкающей желтыми глазами-окошками. Беспокойный октябрьский ветер носился над крышами, пригоршнями швыряя в окна сухую листву. Натужно скрипели ветви старых дубов, вторя лихим трелям, что выводили придворные скрипачи. И то ли ночь была слишком темной, то ли всему виной неупокоенные души, которые, по слухам, бродят в такой час в окрестностях, но музыка эта казалась безумной, дьявольской.

Между тем в жарко натопленных комнатах было тепло и уютно. В воздухе витали нежные запахи пирога с яблоками и запеченной тыквы, из бального зала слышались шелест и шарканье десятков ног танцующих пар… Вот-вот должна была начаться заключительная часть бала, потому верхние покои пустовали.

Словно испуганная бродяжка, Изольда тихо кралась вдоль каменных стен, прислушиваясь к любому звуку. С младенчества она хорошо знала каждый закуток древнего замка; кроме того, здешней принцессе не было нужды скрытно пробираться по его коридорам. Но у юной девушки имелась на то своя причина. И, заслышав даже легкие отголоски шагов, она замирала, стараясь исчезнуть, вжаться в очередную нишу для статуи или тесную каморку.

Еще вчера Изольда беззаботно вплетала свои льняные локоны в две тонкие косицы у висков. Шелестя по полу платьем, она вошла в обеденный зал и заняла привычное место по правую руку от сводного брата. Ужин проходил мирно и непринужденно, пока принц снова не заговорил о замужестве младшей сестры.

– Кажется, Лютинг Мак Тир, владыка Приморского королевства, не так давно отметил двадцатитрехлетие. – Стефан отставил кубок в сторону, и через мгновение его снова наполнили красным вином.

– Угу, – хмыкнула Изольда, даже не подняв взгляда.

– Нужно бы послать е