Назад к книге

Наставление матери

Человек не герой, если он не любил.

Пусть не девушку, что-то живое,

Пусть за это живое он кровь не щадил.

Раз любил, быть он может героем.

Мать рождает дитя, а героя – любовь.

Трусость, жадность плодит нам подонков.

И поэтому подвиг свершается вновь,

Оставаясь в сердцах у потомков.

Недалече от яблони семени пасть,

Но побеги возможны иные,

Так как яблоня – вечно прекрасная мать,

Без любви растут всходы плохие.

    О. Г. Фартушин

Радости и подлости судьбы Ватрушкина, или Жизнь Олега после школы, перед армией, в армии и после армии

<радость №1> Перед окончанием десятого класса Олегу надоело учиться, о чем он и заявил матери. Она была начальником отдела кадров в «Геофизике» и предложила ему там поработать: «Пойдешь работать помощником геофизика? И весь день будешь таскать мерную рейку, а вечером кончать десятый класс в вечерней школе». На том и порешили. Окончив десятый класс, Олег пошел работать учеником автоэлектрика в АТК НГДУ «Бугурусланнефть», где зарплата была больше – аж девяносто рублей. Там в клубе при конторе он организовал маленький оркестр.

Сам Олег играл на баяне, один работяга играл на трубе и кларнете, еще один – на контрабасе в виде огромной балалайки, а друган Юрик (ровесник, отсидевший год в колонии за драку) – на ударной установке. Юрик работал учеником сварщика, он классно играл, но был очень вспыльчив и драчлив. Его девчонка Наташка, которая суперски пела песни Людмилы Зыкиной и Ольги Воронец, влюбилась в Олега, услышав, как он играет на баяне.

Как-то раз, гуляя по вечернему городу, Олег с Наташкой и ее подружкой Любонькой решили поваляться в снегу. Играя в снежки, девчонки повалили Олега в сугроб и принялись в шутку зацеловывать. Еле отбившись, он сказал Наташке:

– Ты не моя девчонка, а Юркина!

– Ну Юрик привел меня в нашу самодеятельность, но это не значит, что я его девчонка! – возмутилась Наташка.

– Зато для меня значит! Я не хочу конфликтовать с Юркой, он начнет кулаками махать, а мне это надо?

Теперь все праздники на работе проходили под музыку. И каждый день, возвращаясь домой после репетиции по проходящей мимо конторы железнодорожной ветки, соединяющей Мясокомбинат и вокзал, шли по шпалам с песней «И я по шпалам, опять по шпалам иду домой по привычке…»

Проработав год в АТК, по зиме Олег получил письмо из Ашхабада от отца, который звал его поступать в институт. Посоветовавшись с маманей и прикинув что к чему, Олег уволился и поехал в Ашхабад! И какой же длинной была дорога в четыре тысячи верст! Четверо суток Олег трясся в плацкартном вагоне, а когда он вышел из поезда в Ашхабаде, ему казалось, что земля трясется под ногами. Сев в троллейбус, Олег снова почувствовал, как земля уходит из-под ног.

Через пару дней отец позвал Олега писать заявление на поступление в институт, где сам преподавал механику, но учиться Олегу не хотелось, и он попросил, чтобы отец устроил его работать куда-нибудь в радиомастерскую.

<радость №2> Устроившись в телерадиоателье, Олег с огоньком взялся за ремонт и за месяц отремонтировал все транзисторные приемники. Оказалось, что ему, пятнадцатилетнему пацану, нельзя ремонтировать телевизоры. Потому что в телевизорах высокое напряжение, более пятнадцати тысяч вольт. И поскольку телевизоры Олегу нельзя было доверить из-за высокого напряжения, а транзисторы в те времена были редкостью, то ему ничего не оставалось, как уволиться!

И пришлось идти лаборантом в физико-технический институт, в лабораторию радиофизики. Какие же были глаза у ректора и проректора, когда Олег нарисовал на память схему приемника, а потом из кармана вынул коробочек размером меньше пачки сигарет и включил его – рабочий экземпляр этой схемы!

– Хотите открою, покажу внутри?

– Нет, не надо! Ты принят на работу лаборантом без испытательного срока с окладом семьдесят рублей, – сказал ректор Бауман. – Согласен?

– Согласен! А что надо делать?

– Будешь ремонтировать ячейки для ЭВМ, там все ячейки на двух транзисторах. В твоем распоряжении будет лаборатория с огромным осциллографом СО-4, ну и «цешка» – Ц-4341.

– Да, классный приборчик! У моего дядьки