Назад к книге

Самые смешные истории (сборник)

Леонид Пантелеев

Сергей Махотин

Виктор Владимирович Голявкин

Валентина Александровна Осеева

Ирина Михайловна Пивоварова

Марина Владимировна Дружинина

Леонид Каминский

Виктор Юзефович Драгунский

Михаил Коршунов

Библиотека начальной школы

В сборник «Самые смешные истории» вошли рассказы и про школу, и про детские проказы, и про сложные взаимоотношения с родителями, одноклассниками и учителями. В каждом рассказе – смешная история, героями которой могли бы быть и родители, а может быть, даже бабушки и дедушки современных школьников. Потому что рассказы были написаны в самые разные времена: и в середине XX века, и в начале XXI века. Авторы рассказов – известные писатели: В. Драгунский, Л. Пантелеев, В. Осеева, Л. Каминский, И. Пивоварова и М. Дружинина.

Для младшего школьного возраста.

Самые смешные истории (сборник)

© Драгунский В. Ю., насл., 2015

© Осеева В. А., насл., 2015

© Коршунов М. П., насл., 2015

© Голявкин В. В., насл., 2015

© Каминский Л. Д., насл., 2015

© Пивоварова И. М., насл., 2015

© Махотин С. А., 2015

© Дружинина М. В., 2015

© Состав., оформление ООО Издательство «Родничок», 2015

© ООО «Издательство АСТ», 2015

* * *

Виктор Драгунский

Тайное становится явным

Я услышал, как мама в коридоре сказала кому-то:

– Тайное всегда становится явным.

И когда она вошла в комнату, я спросил:

– Что это значит, мама: «Тайное становится явным»?

– А это значит, что, если кто поступает нечестно, всё равно про него это узнают, и будет ему очень стыдно, и он понесёт наказание, – сказала мама. – Понял?.. Ложись-ка спать!

Я почистил зубы, лёг спать, но не спал, а всё время думал: как же так получается, что тайное становится явным? И я долго не спал, а когда проснулся, было утро, папа был уже на работе, и мы с мамой были одни. Я опять почистил зубы и стал завтракать.

Сначала я съел яйцо. Это было ещё терпимо, потому что я выел один желток, а белок раскромсал со скорлупой так, чтобы его не было видно. Но потом мама принесла целую тарелку манной каши.

– Ешь! – сказала мама. – Безо всяких разговоров!

Я сказал:

– Видеть не могу манную кашу!

Но мама закричала:

– Посмотри, на кого ты стал похож! Вылитый Кощей! Ешь. Ты должен поправиться.

Я сказал:

– Я ею давлюсь!..

Тогда мама села со мной рядом, обняла меня за плечи и ласково спросила:

– Хочешь, пойдём с тобой в Кремль?

Ну ещё бы… Я не знаю ничего красивее Кремля. Я там был в Грановитой палате и в Оружейной, стоял возле Царь-пушки и знаю, где сидел Иван Грозный. И ещё там очень много интересного. Поэтому я быстро ответил маме:

– Конечно, хочу в Кремль! Даже очень!

Тогда мама улыбнулась:

– Ну вот, съешь всю кашу, и пойдём. А я пока посуду вымою. Только помни – ты должен съесть всё до дна!

И мама ушла на кухню.

А я остался с кашей наедине. Я пошлёпал её ложкой. Потом посолил. Попробовал – ну невозможно есть! Тогда я подумал, что, может быть, сахару не хватает? Посыпал песку, попробовал… Ещё хуже стало. Я не люблю кашу, я же говорю.

А она к тому же была очень густая. Если бы она была жидкая, тогда другое дело, я бы зажмурился и выпил её. Тут я взял и долил в кашу кипятку. Всё равно было скользко, липко и противно. Главное, когда я глотаю, у меня горло само сжимается и выталкивает эту кашу обратно. Ужасно обидно! Ведь в Кремль-то хочется!

И тут я вспомнил, что у нас есть хрен. С хреном, кажется, почти всё можно съесть! Я взял и вылил в кашу всю баночку, а когда немножко попробовал, у меня сразу глаза на лоб полезли и остановилось дыхание, и я, наверное, потерял сознание, потому что взял тарелку, быстро подбежал к окну и выплеснул кашу на улицу. Потом сразу вернулся и сел за стол.

В это время вошла мама. Она посмотрела на тарелку и обрадовалась:

– Ну что за Дениска, что за парень-молодец! Съел всю кашу до дна! Ну, вставай, одевайся, рабочий народ, идём на прогулку в Кремль! – И она меня поцеловала.

В эту минуту дверь открылась, и в комнату вошёл милиционер. Он сказал:

– Здравствуйте! – и подошёл к окну, и поглядел вниз. – А ещё интеллигентный человек.

– Что вам нужно? – спросила мама.

– Как не стыдно! – Мили