Назад к книге

Прежде чем их повесят

Джо Аберкромби

Fantasy WorldЗемной КругПервый Закон #2

Инквизитор Глокта получает невыполнимое задание – занять место пропавшего наставника в осажденной гурками Дагоске и не допустить ее падения. Первый маг Байяз вместе с прославленным воином Логеном Девятипалым, дворянином Джезалем дан Луфаром и южанкой Ферро отправляются в весьма опасное путешествие на край мира. Путь, который полон лишений и неприятных сюрпризов, но… ради чего? В Инглии продолжается война между Союзом и самозваным королем Севера Бетодом. Все пророчит победу Союзу, ведь во главе обученного войска стоит опытный маршал. Но противник хитер, и кто знает, что он успел подготовить…

Куда качнется маятник рока? С кем удача сыграет злую шутку, а к кому неожиданно повернется лицом? Судьба Союза оказывается в руках совсем не тех, кто этого достоин.

Джо Аберкромби

Первый Закон

Книга вторая: Прежде чем их повесят

Joe Abercrombie

The First Low

Book two: The Blade Itself

First published by Victor Gollancz Ltd, London

Серия «Fantasy World»

Данное издание посвящается памяти критика и редактора Андрея Зильберштейна (1979–2017)

Copyright © 2008 by Joe Abercrombie

© В. Иванов, перевод на русский язык, 2017

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

* * *

Четырем читателям —

вы знаете, кто вы

Часть I

Мы должны прощать наших врагов,

Но не прежде, чем их повесят.

    Генрих Гейне

Великий уравнитель

Чертов туман. Застилает глаза, так что ничего не видишь дальше нескольких шагов. Лезет в уши, так что ничего не слышишь или не понимаешь, откуда идет звук. Забивает ноздри, так что ничего не чувствуешь, кроме влаги и испарений. Чертов туман. Сущее проклятие для разведчика.

Несколько дней назад они перешли Белую, оставили Север за спиной и оказались в Инглии. С тех пор Ищейка все время дергался. Еще бы – они шли вслепую по незнакомой земле, в самой гуще чужой войны. Парни тоже дергались. Ни один из них, за исключением Тридубы, раньше не покидал Север. Ну разве что Молчун – тот не рассказывал, где побывал.

Они миновали несколько выжженных ферм и деревню, где не встретили ни души. Большие квадратные дома, постройки Союза. Они видели следы, и людей, и лошадей; множество следов, но ни единого живого человека. Ищейка знал, что Бетод где-то рядом, что его армия рыщет по стране в поисках городов, которые надо сжечь, еды, которую надо забрать, и людей, которых надо убить. Наверняка во все концы разослали лазутчиков. Если Ищейку или кого-то из парней поймают, пленник вернется в грязь, и смерть его не будет легкой и быстрой. Много крови, кровавые кресты, головы на пике и все такое прочее, как пить дать.

Если же они попадутся в руки союзников, то, скорей всего, тоже станут покойниками. Ведь идет война, а на войне люди не склонны к рассуждениям. Ищейка сильно сомневался, что кто-то станет тратить время на то, чтобы отличить дружественного северянина от враждебного. Жизнь до краев полна опасностей.

Это хоть кого заставит нервничать, а Ищейка и в лучшие времена не отличался спокойствием.

Поэтому проклятый туман был как соль на рану, если можно так выразиться.

Пока они крались в полумраке, Ищейке захотелось пить. Он пробрался сквозь мокрый кустарник в ту сторону, откуда доносилось журчание реки, и опустился на колени у кромки воды. Берег был илистый, сплошная тина и палая листва, но Ищейка решил, что это ерунда, – на нем уже столько грязи, что грязнее некуда. Зачерпнул воды в горсть и принялся пить. Здесь, внизу, не было деревьев и тянуло легким ветерком. Туман то наползал на минуту, то рассеивался. Тут Ищейка его и заметил.

Человек лежал на животе – ноги в воде, туловище на берегу. Какое-то время они глазели друг на друга, потрясенные и застигнутые врасплох. Из спины человека торчала длинная палка. Сломанное копье. Только увидев это копье, Ищейка понял, что перед ним мертвец.

Он выплюнул воду и пополз прочь, настороженно озираясь, чтобы убедиться, что никто не собирается воткнуть нож