Назад к книге

Половинный код. Тот, кто умрет

Салли Грин

Половинный код #3

Противостояние Альянса и Совета продолжается.

Более полусотни убитых Охотников не приблизили Натана ни к развязке этой кровавой войны, ни к исчезнувшей Анне-Лизе, найти которую стало смыслом его жизни. Но больше всего Половинный код беспокоят видения, что предсказывают ему смерть в ближайшем будущем.

Верный друг Габриэль предлагает Натану бросить всё и всех и сбежать.

Но ничто не может спасти Натана ни от этой войны, ни от того, кем он стал…

Впервые на русском языке!

Салли Грин

Половинный код. Тот, кто умрет

Sally Green

Half Lost

Copyright © Sally Green, 2016

Copyright © Half Bad Books Limited 2014. The author and illustrator have asserted their moral rights. All rights reserved

Разработка серии А. Саукова

© Н. Екимова, перевод на русский язык, 2016

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2016

* * *

Памяти моего отца посвящается

Один и тот же человек бывает в свои разные возрасты, в разных жизненных положениях – совсем разным человеком. То к дьяволу близко. То и к святому. А имя – не меняется, и ему мы приписываем все.

    «Архипелаг ГУЛАГ».

    Александр Солженицын

Пропал, но не навсегда

– Нам надо придумать пароль.

– Да? Это еще зачем?

– Затем, что в один прекрасный день ты вот так уйдешь и тебя убьют, а потом кто-нибудь из Охотников с даром превращения притворится тобой, придет в лагерь и убьет меня.

– Скорее уж они найдут лагерь, убьют тебя и станут поджидать, когда появлюсь я, насвистывая как ни в чем не бывало.

– Такое тоже возможно, хотя насвистывать как ни в чем не бывало – это не про тебя.

– Так что за пароль?

– Это должно быть не слово, а целая фраза. Произносить ее буду я, а ты должен будешь правильно ответить.

– Ага, точно. Давай я скажу: «Я насвистываю потому, что убил десять Охотников», а ты ответишь: «А я бы лучше вскарабкался на Эгер».

– Вообще-то я имел в виду такой вопрос, который я мог бы задать на самом деле.

– Например?

– Тебя долго не было. Где ты пропадал?

– И каков ответ?

– Я пропал, но не навсегда.

– В жизни такого не скажу.

– И все же… Может, попробуешь? Просто чтобы убедиться, что ты ничего не перепутал?

– Нет.

Часть первая

Вопрос доверия

Камни

В тот год, когда моему отцу исполнилось двадцать два, он убил тридцать два человека. Селия заставляла меня заучивать факты о Маркусе. Это один из них. До войны между Белым Советом Сола и Альянсом Свободных Ведьм столько людей за один год он не убивал больше никогда. Раньше я думал, что тридцать два человека – это очень много.

Когда Маркусу исполнилось семнадцать – в год его Дарения – он убил всего четверых. Мне все еще семнадцать. До Битвы при Бяловице – это был день, когда погиб мой отец, а с ним почти половина Альянса, день, который оставшиеся в живых называют теперь ББ, а чаще предпочитают вообще не вспоминать, – короче, до того дня я сам убил тридцать два человека.

После ББ прошло уже несколько месяцев, и мой счет перевалил за полсотни.

Точнее, на моем счету пятьдесят два человека.

Точность важна в таких вещах. Я, например, не считаю себя убийцей Пайлот – она все равно умирала – и Самин тоже не в счет. То, что я для нее сделал, было милосердием. Убили ее Охотники. Застрелили в спину, когда мы убегали. А Маркус? Нет, он, конечно, тоже не среди этих пятидесяти двух. Потому что я его не убивал. Его убила она.

Анна-Лиза.

От ее имени мне хочется блевать. И не только от имени: от ее белых волос, голубых глаз и ее золотистой кожи. В ней все отвратительно, все фальшиво. Она говорила мне, что любит меня. И я говорил ей то же, но всерьез. Я правда любил ее. Вот чертов идиот! Это ж надо было, втюриться в кого-то из семейки О’Брайен! Она называла меня своим героем, своим принцем, а я, как последний тупица, который я и есть, хотел ей верить. И верил.

А теперь все, чего мне хочется, – это убить ее. Вспороть ей живот, выпотрошить ее всю, до последнего крика. Но даже этого мало; даже э