Назад к книге

Неизгладимые буквы

Ириней Лионский (ум. 202) – первый по времени автор, назвавший имя императора, который сослал автора «Апокалипсиса» на остров Патмос. Значит, другие авторы, если их мнение отличалось от мнения Иринея, должны были доказать свою информацию. Они не могли проигнорировать сообщение Иринея.

По мнению Иринея, император Домициан (81—96) репрессировал Иоанна в конце своего правления. Тертуллиан (ум. 220) считает, что император Нерон (54—68). По Епифанию (ум. 403) – император Клавдий (41—54).

Кто источник их информации? Афанаситы утверждают, что Ириней сослался на Поликарпа, ученика апостола Иоанна. А на кого сослались Тертуллиан и Епифаний? Они знали информацию Иринея, учителя которого общались с апостолами, и не доказали своё «предание». Епифаний, например, знал наизусть книгу Иринея.

По моему мнению, Епифаний не полемизировал с Тертуллианом и Иринеем, потому что информация Тертуллиана и Иринея – поздняя вставка.

Если не знать свидетельство Иринея, что николаиты – ученики диакона Николая, никогда не догадаешься, что Климент Александрийский (ум. 215) рассказал в книге «Строматы» о тех самых учениках, упомянутых в «Апокалипсисе». Свидетельство Иринея было якобы настолько распространено, что Климент посчитал лишним сообщить ещё один раз. Говоришь «Николай», – подразумеваешь «Апокалипсис».

По моему мнению, это ошибка редактора: он знал, что николаиты – ученики Николая и думал, что другие тоже знают.

Евсевий (ум. 339) – единственный древний богослов, который процитировал Климента. Никто, кроме Евсевия, не ссылался на Климента больше тысячи лет. Как я предполагаю, редактор, живший в XV веке, вставил «рассказ Климента» в книгу Евсевия, а в другие книги (Епифания и Иеронима) вставить не догадался.

Климент назвал причину, почему николаиты стали жить развратно. Николай до такой степени игнорировал желания плоти, что предложил апостолам свою жену для прелюбодеяния. Нельзя служить двум господам – плоти и Богу. Он служит Богу. Делайте с женой, что хотите. Ему всё равно. Ученики не поняли Николая и предались бесстыдному разврату – очевидно, втихаря: Николай, который ни разу не изменил жене, а его дочери умерли девственницами, наставил бы своих учеников на путь истинный.

У Епифание другое мнение о Николае. Тот сказал своим ученикам: «Если кто не придаётся каждый день похоти, тот не получит жизни вечной».

Иероним считал, что Василид (р. 125/130) был основатель гностицизма. А по мнению Епифания – Николай, которого апостолы назначили диаконом.

Афанаситы объясняют эти различные мнения разными «преданиями». По моему мнению, они гадают, перебирают варианты.

Иустин Философ (ум. 167), Ириней (ум. 202), Ипполит Римский (ум. 235), считали, что апостол Иоанн написал «Апокалипсис». Эти богословы не авторитеты для Дионисия Александрийского (ум. 264). Он назвал автором пресвитера Иоанна, одного из учеников Иисуса. Четвёртое «Евангелие» написано на хорошем греческом языке, «Апокалипсис» – на ломаном. Значит, эти книги написали разные авторы. Дионисий не авторитет для Епифания (ум. 403) и Иеронима (ум. 420): они считали, что апостол Иоанн написал «Апокалипсис». «Апостолы Иаков, Пётр, Иоанн и Иуда выдали семь посланий… Апокалипсис Иоанна столько содержит в себе таинств, сколько слов» (Иероним[1 - 50. Письмо к Павлину. Об изучении св. Писания. Т. 2. С. 84.]). То есть апостол Иоанн и Иоанн Богослов для Иеронима один и тот же человек. С Епифанием – понятно: он ошибается постоянно. А как понять Иеронима? Искушённый писатель, переводчик «Библии», книг Оригена, он должен был увидеть разные стили «Евангелия» и «Апокалипсиса» и согласиться с Дионисием. Возможно, размышления «Дионисия» об «Апокалипсисе», – это размышления самого Иеронима, вставленные в уста Дионисия.

Н. А. Морозов объявил не стыкующиеся свидетельства этих авторов – поздними вставками афанаситов, которые объявили, что Златоуст не является автором «Апокалипсиса»: они якобы всегда знали об этой книге.

«В сочинениях, приписываемых Сульпицию Северу, умершему в 421 году и действительно знавшему не только о существовании Апокалипсиса, но и о спорах относительно его автора, нах