Назад к книге

Метро 2033. Крым. Последняя надежда (сборник)

Никита Аверин

МетроВселенная «Метро 2033»Крым

Забудьте всё, что вы знали раньше о постапокалипсисе и «Вселенной Метро 2033»! Книга, которую вы держите в руках, совсем иная. Здесь вы не найдете атмосферы тотальной безнадежности и отчаяния. Ведь там, где прочие пугают и запутывают, погружают в беспросветный мрак, Аверин держится солнечной стороны.

Перед вами фантастическая сага о приключениях клана Листонош – новой надежды на возрождение цивилизации в мире, где курортная местность превратилась в темный, неприветливый край. Кругом радиация, породившая кровожадных монстров и мутантов. В степях рыщут казацкие разъезды, в Бахче-Сарае воздвиг свой дворец крымский хан, на улицах Союза Вольных Городов мелькают рясы приверженцев Серого Света. Крым превратился в остров головорезов. Но клан Листонош никогда не сдается, с улыбкой преодолевая любые трудности. Собрав оставшиеся силы, герои трилогии отправляются в долгое и полное опасностей путешествие по ядерным пустошам. Они живут надеждой однажды вернуться и воздвигнуть новый мир на пепле империй.

Впервые культовая трилогия Никиты Аверина под одной обложкой. Десять номинаций на литературные премии, пять наград и десятки тысяч восторженных читателей. Этот отпуск в Крыму 2033 года вы не забудете никогда!

Никита Владимирович Аверин

Метро 2033: Крым. Последняя надежда

Серия «Вселенная Метро 2033. Коллекция» основана в 2013 году

Автор идеи – Дмитрий Глуховский

© Д. А. Глуховский, 2016

© Н. А. Аверин, 2015

© ООО «Издательство АСТ», 2016

* * *

Крым-1

Пролог

К Золотой бухте экспедиция вышла к полудню, когда раскаленное крымское солнце повисло в зените белого, будто выгоревшего неба. Дышать стало невозможно, пот лил градом, горячий воздух обдирал горло, и даже лошади, чудо-зверюги, сбавили темп. И тогда Штемпель объявил привал.

Сначала хотели переждать жару наверху обрыва, под соснами – но сосны те, чахлые, скукоженные, опаленные то ли Катаклизмом, то ли безжалостным крымским летом, тени почти не давали, и Пошта предложил спуститься к морю. Отсюда, с высоты красных, пышущих жаром скал, пронзительная синева моря манила прохладой. Бандеролька придирчиво осмотрела белые буруны волн в мощный натовский бинокль на предмет плавников гигантских катранов (вроде нету) и сиреневых медуз-убийц (тоже чисто), после чего Штемпель одобрил идею Пошты.

Спускаться по каменистой тропе, извивающейся между огромных валунов и осыпающейся под ногами мелкой галькой, было нелегко, но лошади справились. Еще бы им не справиться, с восьмью-то ногами и шипастыми подковами на каждой!

Для привала выбрали более-менее ровную площадку, покрытую некрупной галькой, метрах в трех от линии прибоя – и, что особо важно, в тени гигантского ассиметричного валуна, напоминающего кельтский менгир.

«Витя и Ната були зде…» – читалась полустертая надпись на валуне.

– Знаки? – удивилась Бандеролька – стройная и высокая девушка с коротко подстриженными черными волосами. – А почему на суржике?

– Это не знаки, – усмехнулся в усы Штемпель, коренастый крепыш с седым ежиком на голове. – Это старое. Еще до Катаклизма. Туристы развлекались.

– Туристы… – повторил Пошта, спускаясь к воде и присаживаясь на корточки. Он сложил ладони лодочкой, зачерпнул воды и с наслаждением плеснул себе в лицо. Вода, конечно, фонила, но по сравнению с той дозой радиации, что они уже получили за время экспедиции, это было так – пустяки. Не будь Пошта листоношей, подыхать бы ему сейчас от лучевой болезни, выблевывая внутренности. – Туристы, копать-колотить! Были ж времена…

Бандеролька, скинув рюкзак и химзащиту, отважно ступила в море в одном спектровском комбезе.

– Вода теплая, айда купаться! – задорно предложила она.

– Но-но, без глупостей! – одернул ее Штемпель. – Мы сюда не развлекаться пришли. Жару переждем – и дальше в путь. Нам бы до темноты в Бахче-Сарай добраться.

Пошта вернулся к лошадям, обтер их лоснящиеся от пота бока, покормил верного Одина сахарком, и тут над пляжем раздался протяжный вой.

– У-у-у-у-у-у!!! – выла оцепеневшая от ужаса Бандеролька, успевшая зайти в море по пояс.

Штемп