Назад к книге

1

Ток-шоу приближалось к финалу. Рейтинги зашкаливали, банковские счета пухли от авансов рекламодателей и Макс Фиерри – ведущий популярного цикла «Разговоры начистоту» был как всегда в ударе.

– Так вы полагаете искусственный интеллект никогда не переиграет человека? – уточнил он у гостьи.

– Во всяком случае не в моём деле! – ответила Анактория с неожиданным задором.

Лихорадка пульсирующих столбиков с рейтингами, кураж Макса и возбуждение публики в студии, передались и ей, обычно флегматичной и даже чопорной женщине. Что же, Макс Фиерри умел растопить лёд. Он был профессионалом в своём деле, как и она в своём.

– Почему же? Чего такого особенного не хватает искусственному разуму?

– Ему много чего не хватает. Но прежде всего не хватает фантазии.

– Фантазии! – ведущий повторил ключевое слово для телезрителей таким тоном, будто подводил им итог собственной жизни.

Ассистенты дали отмашку и студийный зал взорвался аплодисментами.

– Завтра вы вылетаете на Венеру, – продолжил Макс. – Звучит романтично. Парящая атмосферная база. Строящийся комплекс по терраформированию. Журналисты называют будущий город Висячими Садами и обычно рисуют картинки, каким позавидовали бы и обитатели Эдема. Но мы-то знаем, что остаётся за кадром – облака из серной кислоты и ураганный ветер, внизу – колоссальное давление и температура – сущий ад, в общем. А чуть выше, над головой, жёсткое космическое излучение, ультрафиолет, хиленький озоновый слой и полное отсутствие магнитосферы. Малейший сбой систем управления и безопасности приведёт колонию к гибели.

– Это верно, – кивнула Анактория.

– Хорошо. То есть плохо, конечно, что природа планеты столь гибельна для всего живого, но хорошо, что наши мнения совпали. Говорят, на венерианской базе лучшая система контроля. Как полагаете, она выдержит ваши стресс-тесты?

– Давайте-ка уясним основной принцип нашей работы. Вопрос не стоит, выдержит ли система проверку или нет. Вопрос стоит так: при каких вводных параметрах произойдёт катастрофический сбой. Моя работа как раз и заключается в том, чтобы смоделировать нужные параметры, загнать жестяные мозги в безвыходную ситуацию, в смертельную ловушку, заставить их расплавиться от натуги. Так что мы предпочитаем называть свой продукт не стресс-тестами, а краш-тестами. Ведь не существует абсолютной защиты от дурака, не существует абсолютной защиты от хакеров, от диверсий или злоумышленников. Надёжность, знаете ли, никогда не выражается полной сотней процентов. Мы просто должны знать заранее предел прочности каждой системы.

– Определить предел прочности, – выделил Макс. – Чтобы знать, когда следует отодвинуть жестянку в сторону и передать бразды управления человеку?

– Именно так. Искусственный разум всего лишь отражение естественного, человеческого разума. Это как отражённый свет Луны в сравнении с настоящим источником – Солнцем.

– Хорошо сказано!

Зал неистовствовал, пусть и после подсказки ассистентов. Впрочем Макс Фиерри и без помощников умел заводить публику. Казалось он мог заставить обычных людей испытывать экстаз от теории инфляционной космологии.

2

Анактории обещали полтора месяца безделья, одиночества и тишины. Из всего обещанного она получила только безделье. Прочую идиллию успешно разрушали сервисные дроиды, которые увивались вокруг единственной пассажирки, как слепые котята возле мамаши. Кибернетических стюардов обуяло понятное стремление услужить человеку. Ничего странного, такова их программа. И если бы пассажирский модуль был полон, то всем им нашлась бы работа. Но на Венере пока нечего делать толпам людей и потому всё роботизированное гостеприимство расхлёбывала одна Анактория.

– Сделай мне коктейль, – приказала она стюарду с номером восемнадцать, выгравированным витиеватым вензелем на блестящем колпаке.

– Какой именно, мадам?

– Что-нибудь с водкой.

– Кровавую Мэри?

– Пусть будет Мэри.

– Кровавая Мэри, мадам.

– Ты, ржавое ведро, смеешь меня поправлять?

– Нет, мадам, прошу прощения, мадам, просто я уже выполнил ваш заказ. Прошу не отправлять рекламацию Мозгу.

– Мозгу? – удивилась Анактория.

– Так называет себя наш автопилот.

Анак