Назад к книге

Несколько слов о книге

В этой книге собраны наиболее известные эпические Писания Танаха. При этом сделана адаптация текста для облегчения чтения его и понимания. Из текста убраны многочисленные повторы. Выделены абзацы. В каждом абзаце оставлена, без какого-либо изменения, только главная мысль данного абзаца. Особо ценные и поучительные выражения напечатаны курсивом.

В оглавлении, для облегчения поиска конкретных мест свитков, в каждом из них добавлено начало первой строчки каждой главы.

Всё это позволило значительно сократить текст Писаний и облегчить их понимание без утраты смысла и поэтичности произведений.

Благодаря проделанной адаптации читателям легче знакомиться с фрагментами древней истории еврейского народа, его мудростью и культурой, без довольно утомительного чтения полного оригинала Писаний, даже переведенного на русский язык. Думается, что это особенно значимо для людей среднего и пожилого возраста. Всё это, по мнению автора, способствует обращению к религии и её надлежащему уважению теми, кто уже сегодня начинает понимать огромное значение религии в воспитании и направлении дальнейшего развития общечеловеческой культуры во всём мире.

* * *

Текст Писаний на русском языке, использованный при составлении настоящей книги, с разрешения издательства «Мосад рав Кук», публикуется в Википедии. Электронная версия текста взята нами с сайта Тора Онлайн. Писания озаглавлены в книге Русскими Синоидальными названиями. В заголовках, в скобках, приводятся также и названия еврейские.

Авторы иллюстраций, приведенных в книге – всемирно известные художники Гюстав Доре и Юлиус Шнорр фон Каролсфельд.

    Составитель

    и литературный редактор

    Май Спектор

О составителе и литературном редакторе книги

Май Спектор – инженер-строитель. Много лет преподавал в вузах. Профессор-доктор по технологии и организации строительства. С 1991 г. проживает в Израиле. Здесь его мировоззрение по части религии решительно изменилось. Он признал важнейшее значение религии для человека и общества. Видит свой долг в поддержке религии и привлечении к ней новых и новых людей. Написал для этого ряд книг.

Песнь Песней

(Шир хaширим)

1. Привел меня царь в покои…

Привел меня царь в покои свои, – возликуем и возрадуемся с тобою, вспомним ласки твои, что лучше вина! Справедливо любят тебя!

Черна я, но красива, как завесы Шеломо. Не смотрите на меня, что я смугловата! Ибо солнце опалило меня!

Сыновья матери моей разгневались на меня, поставили стеречь виноградники, а своего виноградника я не устерегла,

Скажи мне, возлюбленный души моей, где пасешь ты, где делаешь привал со стадом твоим в полдень? Зачем мне скитаться под покрывалом возле стад.

Юлиус Шнорр. Песнь песней

Если ты не знаешь, прекраснейшая из женщин, то пойди по следам овец и паси козлят твоих у шатров пастушьих.

Прекрасны в подвесках щеки твои, в ожерельях – шея твоя! Золотые сделаем с краинками серебряными.

Друг мой для меня, как пучок мирры, что ночует меж грудями моими. Кисть кофэра, друг мой, для меня – в виноградниках Эйн-Гэди.

Как прекрасна ты, подруга моя, как ты прекрасна! Глаза твои – голуби.

Ты прекрасен, возлюбленный мой, и мил! И ложе наше – свежая зелень.

Кровли домов наших – кедры, балки – кипарисы.

2. Я – нарцисс Шарона, лилия…

Я – нарцисс Шарона, лилия долин! Как между тернами лилия, так подруга моя между дев.

Как яблоня меж лесных деревьев, так любимый мой меж юношей! В тени его сидела я и наслаждалась, и плод его сладок был нёбу моему.

Он привел меня в винный дом, и знамя его надо мною – любовь. Подкрепите меня пастилою, освежите меня яблоками, ибо я больна любовью.

Голос возлюбленного моего! Вот он идет! Скачет он по горам, прыгает по холмам. Подобен возлюбленный мой газели или оленю молодому.

Вот стоит он за стеной, заглядывает в окна, засматривает сквозь решетки. Молвил друг мой и говорит мне: «Встань, подруга моя, прекрасная моя и ступай за мною».

«Ибо вот зима прошла, дождь миновал, удалился. Цветы показались на земле, время пения настало, и голос горлицы слышен в стране нашей;

Встань же, возлюбленная моя прекрасная моя, иди за мной, голубка