Назад к книге

Одностишия (сборник)

Ольга Викторовна Арефьева

Одностишия Ольги Арефьевой – игра, досуг, брызги творческого фонтана, появляющиеся в нужном месте в нужное время. Они – меткое и остроумное отображение окружающей нас действительности, тонко подмеченные Ольгой с присущей ей наблюдательностью. Перед вами – абсолютно новый сборник одностиший. Приятного знакомства!

Ольга Арефьева – певица, музыкант, актриса и поэт, основатель и лидер известной рок-группы «Ковчег». Б ее творческом портфеле 18 альбомов и 4 книги – роман «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной», получивший литературную премию «Астрея» и вошедший в лонг-лист премии «Большая книга», «Одностишийа», «Одностишия. Сборник» и сборник стихов «Иноходец».

Ольга Арефьева

Одностишия (сборник)

© Ольга Арефьева, 2015

© Livebook Publishing Ltd, 2016

* * *

Ольга Арефьева родилась в 1966 году на Урале, в городе Верхняя Салда Свердловской области.

В 1983 году переехала в Свердловск (ныне Екатеринбург). Два года проучилась в университете на физика, но внезапно для окружающих ушла и закончила Свердловское музыкальное училище по классу эстрадного вокала.

С 1990 года Ольга Арефьева живет в Москве, где создала группу «Ковчег», с которой постоянно выступает по сей день. В 1995 году закончила Институт им. Гнесиных по классу эстрадного вокала.

Ольгой написано более 400 песен. На сегодняшний день она выпустила 18 музыкальных дисков.

Кроме концертной и гастрольной деятельности Ольга Арефьева активно занимается своими хобби – современным танцем, визуальным театром, жонглированием, фотографией, созданием видеоклипов, а также ведёт тренинги по голосу, речи и движению. Сайт, посвященный творчеству Ольги, – www.ark.ru (http://www.ark.ru/)

В сотрудничестве с издательством Livebook Ольга в 2007 году выпустила книгу мистической прозы «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной», в 2008 – первую книгу одностиший, в 2014 – книгу детских стихов «Иноходец».

Сейчас вашему вниманию предлагается ее четвертая книга, куда вошли одностишия, лимерики, бляблики, двустишия и мелочи.

Предисловие

В русской культуре есть свои дзенские коаны: эту почётную роль играют анекдоты. В лучших из них мир содержится в сжатой форме. Зависание мозга при встрече с другим измерением, распаковывание архива и катарсическая разрядка в виде здорового смеха – вот он, хлопок одной ладони! Эти признаки относятся, на мой взгляд, и к молодой поэтической форме – одностишиям. Мелкотравчатый этот жанр – не большая, конечно, поэзия, а нечто близкое к афоризму, анекдоту. Их очень любит народ и активно цитирует. Самые ценные экземпляры этих одноклеточных созданий содержат интригу в развитии. Короткая фраза выхвачена ножницами из непрерывного фильма жизни: мы не знаем ни начала, ни конца истории. Герои и их отношения остаются за кадром, но угадываются по проявлениям, тону, жесту. Таким образом обломок достраивается в голове до цельной картины, часто парадоксальной и всегда смешной.

Для меня одностишия были и остаются литературным развлечением, приносящим много радости. Я вроде бы другим в жизни занимаюсь. Хотя, как кто-то из читателей мне написал, – Кэрролл тоже считал, что в основном занимается математикой.

    Ольга Арефьева

Одностишия

Фото Елены Калагиной

Вставай, корми уже своих драконов!

Ещё раз пса продать не получилось…

Мы – тоже планетяне! Только ино-!

Нет, я не собака, я с Альфа Центавра!

Я принц и белый конь в одном лице!

Ну что как конь тут ходишь? Буквой «Г»!

С подругой, идентичной натуральной…

Фото Андрея С.

Я бы сняла парик, но в нём теплее!

Надеть сегодня нимб или рога?

Я был так трезв, что мир предстал ужасным.

Пришел на карнавал в посмертной маске…

Я много лет мечтал побыть собой…

На хэллоуин вам можно и без грима.

Я просто тут стою для красоты!

Фото Елены Калагиной

А можешь умирать немного тише?

Мерзавец! Гад! Алкаш! Подлец! Вернись!

У них там за стенкой орательный секс!

А ты, хоть и прав – но противный зануда!

Он о любви умел лишь материться…

Вот это одностишье! Прям Шекспир!

Прививку от неистовства. Коту! (а не от бешенства)

Создал всех вас – и сразу стало шумно!

Не верят, гады