Назад к книге

Дверь

Юля Лемеш

Все началось с пропажи одноклассника, а его поиски привели к странной двери, за которой открылся мир, в котором начались невероятные приключения.

Эту книгу можно считать продолжением серии городского фэнтези, начатой в "Дозвониться до небес".

Юлия Лемеш

Дверь. Сказка

Глава 1. Причины

Когда я училась в девятом классе, мы с одноклассником Сашкой шли из школы домой. Мы рядом жили. Тогда весна была, но довольно холодно, хоть и солнечно. Под ногами поблескивал хрусткий лед, покрывший асфальт тонкой глазурью. Сашка отталкивался и скользил. У меня не получалось.

Шли себе потихоньку, болтали, придуривались. Мечтали о лете, он пообещал мне велик наладить к сезону. Я в этих шестеренках так и не смогла разобраться.

На прощанье Сашка сказал «пока-пока», помахал рукой и свернул за угол. Я постояла пару минут, подумала – как мне повезло, что у меня есть такой хороший друг, и вошла в свою парадную.

Уже тем же вечером его начали искать родители. Чуть позже – полиция. Родители метались, подняли на ноги отряд волонтеров, с которыми прочесали чуть ли не весь город, обклеив Сашкиными портретами половину домов в городе. Листовки с призывами сообщить сведения о пропавшем мальчике привели к ложным надеждам. Какие-то люди уверяли, что не далее как вчера видели Сашку. Причем – одновременно в абсолютно разным местах. Даже в Киришах и Великом Новгороде.

Спохватившись, пригласили собаку. Которая взяла след, дошла до двери в парадную и села на попу. Судя по всему, она что-то знала, но рассказать не могла. Поэтому ссутулилась и молча ненавидела людей, даже свою хозяйку.

Потом надежда отыскать сына растаяла и родители загоревали. Дело о пропаже их сына теперь считалось делом об убийстве. Надежда еще оставалась, но таяла с каждым днем.

Поначалу я носилась вместе со всеми и даже не побоялась лазить по подвалам, чердакам и люкам. Я родителей Сашки очень жалела, до слез, но потом они выели мой мозг вопросами и допросами. По их мнению, я должна была заметить что-то необычное в поведении сына, знать какие-то постыдные тайны навроде наркотиков и мрачных сект, или заметить крадущегося мерзкого незнакомца. Дураки они – ничего такого в нашей жизни не было. Мы просто шли вместе, а потом он свернул за угол. Из света в тень.

Сначала меня выспрашивали, потом запугивали, отец Сашки даже пытался меня подкупить, а потом долго взывал к моей совести.

Я начала психовать, повторяя одно и тоже по сто раз на дню родителям, полиции, учителям, знакомым, своим родителям, соседям, фиг знает кому. Из-за моих психованных ответов, учителя заподозрили меня во вранье и скрытности. Я еще больше разозлилась, даже обозвала нашу классную банным листом на жопе. Вот тут я точно соврала – она гораздо хуже. Она – созревший репей в волосах.

Одноклассники проводили свое расследование и тоже задрали меня до помутнения рассудка. Как я их обозвала даже повторять не буду. Обозвала и перестала разговаривать. Как глухонемая. Тогда меня начали сторониться, подозревая и даже ненавидя. Мне припомнили все, даже то, что я рыжая. И что с первого класса – необщительная. Вранье все это. Нет, конечно я рыжая как лиса, но друзья у меня есть, но они старше меня и мы в школе только здороваемся, чтоб лишних разговоров не возникало.

И еще меня возмутило как быстро выволокли на свет все мои промахи и ошибки. Припомнили даже, как я случайно попала снежком в окно учительской. И как болела каждую зиму. Вот уж криминал! Как будто мои ангины помогли исчезновению Сашки.

Напоследок меня школьный психолог загипнотизировать пыталась, из-за излишнего рвения и в надежде, что я расскажу, куда спрятала Сашкино тело. Что она себе нафантазировала – даже предполагать не буду.

Спасибо, хоть мои предки не стали меня допекать, но я и с ними не разговаривала. Мне молчать понравилось. Пока молчишь, к тебе перестают лезть с расспросами.

Оставшись в полной изоляции, я смогла спокойно подумать о происшествии. Пытаясь понять, как можно в центре города среди белого дня испариться вместе с вещами. Проходила Сашкин последний путь, обследуя каждый сантиметр в поисках улик, следов крови, борьбы, потайной дв