Назад к книге

Загадка американского родственника

Анна Вячеславовна Устинова

Антон Давидович Иванов

Компания с Большой Спасской #2

Что может быть странного в неожиданном появлении у кого-нибудь американского родственника? В ходе расследования компания с Большой Спасской выясняет, что один и тот же человек представляется внуком сразу нескольких одиноких бабушек. Неужели им грозит опасность и ребята не смогут предотвратить запланированное преступление?

Антон Иванов, Анна Устинова

Загадка американского родственника

Глава I

ВЕЩИЙ СОН

Коридор был длинный, узкий и совершенно темный. И жара там стояла, как в тропиках. Или в ванной после горячего душа. Тема в пальто и шапке обливался потом. Ему было тесно. Из-за узости пространства двигаться приходилось боком. Но мальчик упорно шел вперед и вперед.

Время от времени во тьме с писком проносились летучие мыши. Одна из них даже мазнула Тему крылом по щеке. Тема вздрогнул, но не остановился и продолжал путь. Как его занесло сюда и куда он сейчас направляется, мальчику было совершенно не ясно.

Коридор кончился так же внезапно, как и возник. Тьма сменилась светом. Стены расширились. Удушающей жары тоже не было. Теперь мальчик стоял посредине просторной прихожей. От лампы под потолком лился мягкий уютный свет. Стены обклеены кремовыми обоями в мелкий рисунок.

Из прихожей видна комната с обеденным столом.

– Рада, что ты пришел, – послышался из комнаты женский голос. – Раздевайся и проходи.

Тема повесил на вешалку пальто и шапку. Обстановка была самая располагающая, но мальчика почему-то продолжало трясти от страха. «Куда и зачем я попал?» – мучился он от неизвестности.

Ему очень хотелось удрать домой. Да никто его и не останавливал. Однако Тема, словно бы повинуясь чьему-то немому приказу, покорно вошел в комнату.

Там в мягком кресле сидела старушка. Седые волосы аккуратно завиты и уложены. Лицо открытое и располагающее.

– Здравствуй, Тема, – весело проговорила хозяйка дома. – Замечательно, что ты пришел. Сейчас будем пить чай. У меня тут и тортик есть.

Только сейчас мальчик заметил, что стол уже полностью накрыт. Из носика блестящего чайника вьется кольцами пар. Вокруг стоят чашки. А рядом с ними высится разноцветный торт со множеством украшений из крема и взбитых сливок.

Старушка легко поднялась с кресла и пересела за стол.

– Ну же, чего ты стесняешься, – поторопила она. – Садись скорее. Надеюсь, ты не забыл, как меня зовут?

Тема впервые видел старушку. Тем не менее рот его сам собою раскрылся, и он с уверенностью произнес:

– Естественно, не забыл.

– Ах, ты мой милый! – похоже, растрогалась хозяйка квартиры. – За это тебе положу самый лучший кусок торта.

– Да, – подтвердил Темыч. – Я хочу с той стороны, где посыпано шоколадом.

Старушка села напротив Темы. Он уже подносил ко рту солидный кусок торта, когда вдруг из угла комнаты появился страшный человек в черном. Лицо его было мертвенно-бледно. Тонкие губы кривились в злобной усмешке. Он начал подкрадываться на цыпочках со спины к старушке.

Та, ничего не подозревая, продолжала ласково болтать с Темой.

– Осторожно! Там!.. – попытался предупредить ее мальчик.

Но было поздно. Руки в черных перчатках уже клещами сомкнулись на шее старушки. Несчастная захрипела. Тело ее забилось в конвульсиях.

Тема рванулся вперед на помощь. Но руки и ноги у него сделались словно ватные. Каждый шаг давался с огромным трудом. Он все же сумел дойти до ужасного незнакомца. Заметив мальчика, тот глухо захохотал и ударом ноги отбросил Тему в сторону.

Удар был страшен. Тема попробовал встать, но снова упал. Руки и ноги почти не двигались. «Наверное, он мне сломал позвоночник, и у меня теперь навсегда паралич», – пронеслась в голове горестная догадка. Теме так стало жалко себя, что он закричал… И от собственных воплей проснулся.

В комнате было темно. Только на стенах колыхались блики от фонарей со двора. Тема ошалело мотал из стороны в сторону головой. Он лежал на полу, запутавшись в одеяле. «Вот почему руки и ноги не двигались», – сообразил он.

Кое-как выпутавшись из одеяла, мальчик снова залез в постель и, совершенно вымотанный, проспал до утра.