Назад к книге

Московский лабиринт Минотавра

Наталья Солнцева

Артефакт – детектив. Всеслав и Ева #7

Убив Минотавра, Тесей даже не подозревал, кого он освободил… Тайна критского лабиринта ужасна и открывается только сейчас.

Время меняет декорации, но суть остается прежней. Минотавр привык к лабиринту. И он нашел убежище… только теперь в подземельях современной Москвы.

К сыщику Всеславу Смирнову обратился старый друг Эдуард и попросил найти свою пропавшую жену Нану. Вскоре погибает двоюродный брат Эдуарда Олег. Он был диггером и утверждал, что под Москвой расположен таинственный лабиринт.

Отдыхая на Крите, Феодора придумала, как познакомиться с молодым красавцем, сыном богача Корнеева. Она оделась минойской принцессой Ариадной, встретила его на руинах кносского дворца и протянула клубок. План удался: Владимир сделал Феодоре предложение. Но радовалась она недолго – молодой муж вел себя очень странно…

«Где же ключ от лабиринта? Является ли смерть избавлением? И что значит умереть? Попасть на новый виток спирали? Продолжить скитание по неисчислимым коридорам, полным сомнений, предрассудков, злобы и страха, утрачивая иллюзии, то замирая от предвкушения удачи, то содрогаясь от отчаяния? Где путеводная нить?» Наталья Солнцева.

Наталья Солнцева

Московский лабиринт Минотавра

Мстит лабиринт! Святые тайны не выдает пришельцам он.

    В. Брюсов

Глава 1

Голоса раздавались в темноте. Пахло сыростью и каменной крошкой.

– Это должна быть достойная жертва.

– Да.

– Место мне нравится… здесь все галереи поворачивают влево, легко заблудиться.

– Так и задумано. Центральное помещение имеет два одинаковых проема, это сбивает с толку, заставляя ходить по кругу. Виток, еще виток, и по телу пробегает озноб, а волосы поднимаются от ужаса. Остаться навсегда в полном мраке… Брр-р-ррр! Во тьме даже время умирает и живет только страх.

– А мне кажется, я все вижу… стены, потолок, куда поворачивать… у меня появилось кошачье зрение.

– Зато они слепы, шагу не ступят без свечи и фонарей.

– Поэтому я хочу, чтобы горели факелы, настоящие, как тогда.

– Приготовим. Сначала умрет она, потом он. Запомни! Без ее помощи он ничего не смог бы сделать! Она должна платить…

Глухое эхо носилось под низкими сводами. Где-то капала, просачиваясь, вода.

– А флейты, арфы, барабаны? Сердце замирает от их леденящего душу ритма, от их мистических переливов.

– Все будет. Я устрою.

– У нас получится?

– Разве есть выбор? Я не могу больше ждать… оно пожирает. Особенно ночью, когда все спят и наступает тишина, раздаются эти ужасные звуки. А мысли? С ними что делать? А сны? Лучше вообще не закрывать глаза.

– Начало есть точка исхода. Только оттуда можно повернуть все вспять. Он и она умрут.

– Осталось совсем немного, но каждый миг – словно открытая рана.

– Они увидят танец смерти!

– Что делать с отступником? Он может выдать.

– Не успеет. Позаботься об этом.

Воцарилось молчание, нарушаемое тихими шорохами, словно возятся по углам мыши.

– У тебя с ним все получилось, – прозвучал во мраке один из голосов. – Он в наших руках. Главное, чтобы он поверил.

– Поверит!

– Неужели скоро все кончится?

– Лезвия остры, как бритва, или еще острее. Моя рука не дрогнет. Они даже не испугаются, а жаль.

– Зло нельзя было выпускать из темницы. Запертое, оно кормилось малыми жертвами, а теперь каждый может стать его пищей!

– Нам просто не повезло.

– Это судьба! Она избрала нас, чтобы исправить роковую ошибку.

– Думаешь?

– Хочу так думать, иначе все становится бессмысленным. Стечение обстоятельств? Не верю! Мы же сами стремились к этому.

– Когда они умрут, мы опять станем свободными.

– Я надеюсь.

Голоса стихли, прошуршали по полу шаги, почти беззвучно раскрылись и закрылись двери. Первозданная тьма, потревоженная, сомкнулась, вступила в свои права. И только едва слышный шелест, словно шепот пересыпающихся песчинок, наполнял эту затаенную черноту…

* * *

Москва. Октябрь

Частный сыщик Всеслав Смирнов отдыхал. Осень подходила для этого ничуть не меньше