Назад к книге

Мутная жемчужина

Лев Павлович Сто Семьдесят Второй

Мутная жемчужина – это не просто что-то забытое. Это что-то забытое, что может как следует на тебя повлиять. Вызвать особую гамму чувств, противоречащих друг другу. А к чему приводят эмоции? Уж редко, когда к добру…

Лев Сто Семьдесят Второй

Мутная жемчужина

Какое же это противное чувство, когда ты познакомился с мутной жемчужиной. Для многих этот термин не значит ничего особенного – ну какая-то жемчужина, что такого. И это нормально – никто не обязан знать мою терминологию. Так вот, мутная жемчужина – нечто воистину уникальное.

Мутная жемчужина – это какое-то произведение, то есть книга, мелодия, картина, комикс или мультфильм, которое осталось в тени андерграунда, при чем незаслуженно. Уникальность такого заключается в том, что это действительно жемчужина, но столь неизвестная и, что чуть ли не самое важное, неоднозначная, что является мутной.

Я много мутных жемчужин встречал. Они меня, безусловно, толкали на свершения, заставляли творить и думать о чем-то нестандартном. Как я говорил, думаю не о том, о чем нужно. Эти мысли, возможно, совсем не презирались в обществе, но в мирке моего сознания были табуированы. О них трудно и стыдно говорить, однако в сердце ты таишь безумную любовь к этому. Хочется погрузится с головой, лишь бы почувствовать себя своим.

Но я не имею права их только хвалить – иначе это будем гадостная ложь. Мутные жемчужины, как я упоминал раннее, явление неоднозначное. Эта неоднозначность и есть та самая проблема, из-за которой мутная жемчужина скорее плохо, чем хорошо.

Особенно пристально наблюдая за своим лексиконом, а также углубляясь в тайны давления тех или иных произведений на мой мозг, я выяснил, что любые мутные жемчужины заставляли меня делать революцию в своей голове. Эти революции часто сопровождались грустью, безумными и психоделическими этюдами; я слушал очень много музыки, часто оставаясь наедине с самим собой в час ночи.