'Среди овец и козлищ': Джоанна Кэннон - новая Харпер Ли?

Небывало жарким летом 1976 года из английского городка бесследно исчезает женщина, миссис Кризи. Местные обитатели строят самые безумные догадки по поводу события. Одни считают, что миссис Кризи погибла. Другие убеждены, что всему виной погода, подвигнувшая добронравную домохозяйку на поиски приключений, и верят, что скоро она образумится и вернется. Но все сходятся на том, что исчезнувшая докопалась-таки до застарелой болезненной тайны, незримо объединившей всех жителей городка круговой порукой.

Мы шлепали по тротуару. Утром было чуточку прохладнее. Бутылки с молоком быстро убирали со ступеней, дверцы машин были распахнуты настежь, все спешили выгулять собак до того, как жара наберет силу.
– И этот полицейский будет ее искать? – Рюкзак Тилли царапал бетонное покрытие, облачка белой пыли поднимались в воздух. – Что он сказал?
– Сказал, они официально объявят миссис Кризи в розыск. Как пропавшую или бежавшую.
– Бежавшую от чего?
Я задумалась и замедлила шаг.
– Ну, может, от своей жизни.
– Как это можно бежать от своей жизни?
Я снова замедлила шаг.
– Бежать от той жизни, к которой принадлежишь.
Тилли остановилась подтянуть носки.
– А как узнать, принадлежишь ты к ней или нет? – спросила она, глядя на меня снизу вверх.

Грейс Беннет, энергичная особа десяти лет от роду, и ее рассудительная подружка Тилли твердо намерены вернуть миссис Кризи домой. С этой целью они отправляются на поиски Бога, ибо только Бог способен воротить утраченное. Бог живет в одном из домов, считают они.

Я пересчитала взглядом все дома и подумала: может, викарий прав? Что, если миссис Кризи исчезла лишь потому, что на этой улице не хватало Бога? Что Он неким непостижимым образом вдруг упустил нас из вида и оставил в людских судьбах дыры, в которые они проваливались и исчезали.

Но куда чаще чужими дверями юных богоискательниц встречают пыльные призраки постыдных воспоминаний...

– Она ведь и вам тоже лгала? – спросила Тилли.
Миссис Дейкин собиралась закурить, но загасила пламя и вынула сигарету изо рта.
– Лгала? – переспросила она.
Я знала, что Лайза за нами наблюдает, а потому снова тряхнула волосами, а затем добавила:
– Она соврала, что не знала миссис Кризи. Сказала, что ни разу не говорила с ней прежде.
Миссис Дейкин снова принялась прикуривать сигарету.
– Да нет же, ничего подобного. Она с ней говорила. Черт, само собой, говорила.
– Не думаю, что она когда-нибудь попадет на небеса, – заявила Тилли. – Бог, он, знаете ли, не очень-то любит козлищ.
– Козлищ? – Сигарета повисла в уголке рта миссис Дейкин.
– Тилли вот что имела в виду, – вмешалась я. – Вранье, оно все равно рано или поздно выплывает наружу. А Бог знает, что вы сделали что-то плохое, и начинает преследовать вас с ножами.
– И саблями, – добавила Тилли.
– Иногда и с тем, и с другим, – закончила я. – Но смысл в том, что рано или поздно каждый получает по заслугам, и от этого никуда не денешься, ведь Бог, он везде.
И мы с Тилли широко взмахнули руками.

Дебютный роман "Среди овец и козлищ" английского психиатра Джоанны Кэннон вышел в 2016 году, и уже в 2017-м был издан на русском языке издательством АСТ в переводе Н. В. Рейн. 

Сравнивая "Среди овец и козлищ" с творчеством Харпер Ли, критики опасно недалеки от истины. Пожалуй, если вы задаетесь вопросом, что еще почитать, если вам понравился роман "Убить пересмешника", сочинение Джоанны Кэннон будет кстати. То же замкнутое, одолеваемое предрассудками и фобиями человеческое сообщество, дети на главных ролях, несправедливо обвиненный в дурных поступках изгой в доме на отшибе... Но еще отчетливее параллели с недавним бестселлером Лианы Мориарти "Большая маленькая ложь". Похоже, многополярный взгляд на большой секрет для маленькой компании становится литературным трендом!

– Я только одного никак не пойму, – шепнула мне Тилли. – Откуда Богу известно, какие люди козлища, а какие овцы?
…– Думаю, в том-то и проблема, – ответила я Тилли. – Не всегда просто понять, в чем состоит разница.

Невнятный, традиционно лоскутный сюжет с обилием событийных ретроспекций, не самые выразительные описания персонажей. И читателя, скорее всего, смутит, что главной героине с ее взрослыми мыслями и речами всего десять лет.

Я смотрела мимо викария – на гроб с телом Энид и вдруг подумала: а ведь там лежат девяносто восемь лет жизни. Интересно, думала ли она об этих годах тоже, сидя в одиночестве на ковре в гостиной? И понадеялась, что все-таки, наверное, думала. А потом представила, как ее понесут из церкви к могиле, мимо всех этих Эрнестов, и Мод, и Мейбл; и как эти девяносто восемь лет жизни опустят в землю, а позже возле ее имени на надгробной плите вырастут колокольчики. Я подумала о людях, которые будут проходить мимо нее, по пути куда-то в другие места. Людях, которые придут сюда обвенчаться или крестить детей. Людях с короткими стрижками и сигаретками в зубах. Интересно, думала я, остановятся ли они перед могилой вспомнить об Энид, о ее девяноста восьми годах. Нет, вряд ли у мира останутся хоть какие-то воспоминания о ней.
Я вытерла слезы, пока Тилли их не увидела. Но душа моя радовалась. Слезы означали, что Энид все же что-то значила. Что ее девяносто восемь лет достойны того, чтобы их оплакать.

Простодушной мудрости в романе слишком, слишком много: маленькая Грейс обильно делится ею со всеми персонажами. Но будь подружки Грейс и Тилли старше хотя бы на пару лет, вряд ли они отправились бы на поиски Бога. И это неизбежное противоречие между замыслом и воплощением автору романа Джоанне Кэннон не удалось замаскировать.

Однако общая живость языка, тщательно дозированный детективный саспенс и рассеянная по сюжетной канве "Среди овец и козлищ" ироническая интонация, несомненно, украсят читателю те часы, которые он намерен провести с этой небольшой книгой.

Libs.ru 22.09.2017
0
0 122