Смута, сыск и третий глаз: главный исторический бестселлер лета 2017

Начало нынешнего лета мало кого порадовало погодой. Вместо купания пришлось мокнуть под дождем. И даже поедание мороженого наперекор ветра, снегам и ливням из приятной необходимости вдруг превратилось в Ice Bucket Challenge, в протест "Оптимизмом по тучам", эдакие инвестиции в светлое будущее. Зато любители качественной исторической прозы не обманулись в ожиданиях и получили в июне новую книгу Бориса Акунина "Седмица Трехглазого". Сборник исторических детективов из цикла "История Российского государства" вышел в издательстве "Жанры" группы АСТ.

Россия, смутное время. Сбросив тяжелую и кровавую десницу Ивана Грозного, страна расселась, как бочонок без обруча. По родным просторам гуляют польские и литовские супостаты, один царь сменяет другого, невинная кровь льется рекой. Смышленый сирота Маркел чудом избегает погибели от польской сабли в заброшенном монастыре. Живой ум, природная наблюдательность и недюжинные способности к сыску скоро возносят его из простых ярыжек в подчинении земского судьи до боярина, вхожего в царские покои. Прозванный Трехглазым за родимое пятно на лбу, Маркел Маркелов сын с пугающей для суеверного окружения легкостью раскрывает преступления и заговоры.

Дополняет исторический детектив пьеса "Убить змееныша".

Василий Голицын. Каково оно, в Сибири?
Трехглазов. Хорошо.
Василий Голицын. Хоть где-то на Руси хорошо. И чем там хорошо?
Трехглазов. А где от начальства подальше, везде хорошо.

"Седмица" — семь дней, семь эпизодов насыщенной событиями жизни царского сыскаря, разделенных простором и временем. Но никакие выдающиеся дарования не способны уберечь от вышней немилости. Воротившись на склоне лет в тот же монастырь, откуда началось его восхождение, Маркел Трехглазый вновь столкнется с призраками прошлого. А одолеть их поможет ему утраченная, казалось бы, навеки любовь...

Известный беллетрист Борис Акунин всерьез принялся за популяризацию отечественной истории в среде массового читателя. Для облегчения столь нешуточной задачи он облекает исторические события в привлекательную и удобочитаемую форму. Перед нами образчик нового и покуда не имеющего глубоких традиций жанра — сермяжного детектива (он же кондовый, он же посконный). Сыщик и преступники облачены в старинное платье и говорят на причудливом старославянском диалекте. Вымышленные персонажи соседствуют с реальными. И если детективный элемент, как всегда у Акунина, незатейлив и очевиден, то языковая стилизация удалась на славу.

И конечно же, политической иронии - в изобилии.
Василий Голицын. И каков же русский народ?
Борис Голицын. А как тот мишка у скомороха. Недокормишь – задерет. Перекормишь – задурит, не станет плясать под твою дудку. Тут четыре правила. Кто их соблюдает, того и медведь. Первое правило: кормить корми, да недосыта. Второе: дуди затейно, чтоб хотел плясать. Третье: давай иногда винца попить, чтоб отдыхал душой. А последнее правило, из всех самое железное, какое?
Василий Голицын. Какое?
Борис Голицын. Держи медведя на крепкой цепи.

Libs.ru 29.06.2017
1
0 618

Ищите что почитать?

Попробуйте посмотреть наш рейтинг свежих книг, который обновляется каждое воскресенье на основе популярности и оценок редакторов.

Посмотреть лучшие книги