закрыть
закрыть

Ошибки при регистрации

закрыть

Ошибка

закрыть

Если вы забыли пароль, введите e-mail.

Контрольная строка для смены пароля, а также ваши регистрационные данные, будут высланы вам по e-mail.
Выслать Сохранить

Горшочек, не вари!

Если вы, уважаемый читатель, любите творчество Сергея Лукьяненко, но по какой-то причине еще не добрались до "Последнего" и "Нового дозора", умоляем: не открывайте их! Иначе рискуете утратить горячо любимого писателя и погрузиться в пучину разочарования и даже гнева.  

Гнев ваш может быть вызван несколькими причинами.

Во-первых, во всех отношениях увлекательная жизнь Дозоров стала невероятно скучной. События, хоть и носят, как обычно, апокалиптический характер, происходят как-то нехотя, словно из-под палки. Завулон, кажется, уже давно хочет на пенсию, а Гесер – на виллу вместе со своей совой, однако вредный автор снова и снова заставляет их играть в дурацкие игры по спасению мира. В общем, сюжету явно недостает динамики, а персонажам – эмоций.

Во-вторых, у столь любимого публикой Городецкого совершенно испортился характер. Он превратился в записного брюзгу и зануду.  Рассуждения о том, что раньше трава была зеленее, и бесконечные споры о судьбах мира утомляют невероятно.

«Сколько войн развязано из-за экспериментов по созданию идеального общества? Коммунизм, фашизм, демократия, автократия, гласность, глобализация, национализм, мультикультурализм – что из этого человеческое, а что наше? Мы подталкиваем людей то в одну сторону, то в другую. Наблюдаем, что получилось. Потом перечеркиваем результат и начифнаем заново. Ах, не получается… ну попробуем в другой стране, в другой культуре, с другими установками… Что, коммунизм был безнадежен? Не думаю. Но игрушка надоела. Что, демократия насквозь фальшива? Вряд ли. Но и с ней закончили играться. А людям, знаешь ли, все равно, от чего умирать – от построения социализма, от привнесения демократии или от борьбы за права и свободы. Как по мне – лучшее, что мы могли бы для людей сделать, – оставить их в покое! Пусть живут своей жизнью, придумывают свои правила, учатся на своих ошибках!».

«Что там у нас, кажется, повсюду камеры наставили? Ну и пусть придет по почте штраф, плюну и оплачу… Я бодро двинулся вперед, все-таки поглядывая на спидометр, чтобы не превысить шестидесяти километров в час. Далеко впереди маячил «лексус». По обочине неспешно ковыряли асфальт и твердую осеннюю землю «уроженцы Средней Азии». На каждого ковыряющего приходилось трое-четверо бесцельно стоящих в сторонке или с любопытством наблюдающих за медленной рекой из сверкающих машин. Гастарбайтеры заканчивали снимать с тротуара асфальт, чтобы по новой моде заменить его тротуарной плиткой. Среди них лавировали редкие прохожие, перепрыгивая с островков уцелевшего асфальта на клочки земли поровнее. Молодая мамаша сосредоточенно и непреклонно толкала вперед детскую коляску, будто не замечая окружающего ее кошмара. Мне вдруг представилось, как где-то примерно здесь, только семьдесят лет назад, такая же молодая женщина толкала тачку, вывозя землю со строительства противотанковых рвов – к Москве подступали фашисты. Но если тогда ее мучительный труд был осмысленным подвигом, то теперь подвиг стал бессмысленной и трудной мукой.
Гастарбайтеры кончились, начался просто перекопанный тротуар, вдоль которого были складированы надолбы серой, мрачной бетонной плитки. Интересно, а что мешало вначале уложить плитку на этом участке тротуара, а уже потом начинать курочить новый?».

И так - страница за страницей...

Впрочем, есть одно оправдание: возможно, автор хотел показать, что Городецкий уже в летах и ведет себя соответственно. Но мы-то думали, что долгожители-Иные не превращаются во вредных дедков!

В-третьих, появился продакт-плейсмент. Нет, мы все понимаем: с писателями в России плохо обращаются, а денежки всем нужны. Но все равно обидно: мир «Дозоров» был отдушиной, дверью в заповедный сад, через которую можно было смыться из офисной Москвы и пожить совсем другой жизнью. Но навязчивый мир гламура просочился и сюда… Это все равно что приехать на любимую карельскую полянку и обнаружить, что на ней валяются горы бутылок и консервные банки. Фи.  

«Вообще «Аэрофлот» оставлял на удивление приятное впечатление. Ничуть не хуже западных перевозчиков, а то и получше».

Обычно писателям, даже талантливым, удается развивать один и то же мир не больше трех книг подряд, а «Дозоров» уже вышло пять штук, и, похоже, появятся еще – задел на будущее есть. Так и хочется сказать: «Горшочек, не вари больше!». Но в ответ мы наверняка услышим что-нибудь вроде «А кто семью кормить будет? И вообще. Попробовали бы сами что-нибудь написать, критиканы несчастные!». И в этом он, конечно, будет прав…

4
5 2055

5 комментариев

avatar
Полностью согласен, мучительно больно наблюдать как автор из последних сил выдавливает из себя из-за коммерции. Казалось бы возьми тайм аут на год-два, напиши новый шедевр, однако похоже круговорот книга-деньги-книга... затягивает
avatar
совсем списался дедушка Лукьяненько )) но за предыдущие книги спасибо! жаль видимо пенсии нет, вот и приходится писать, тоже понять можно..
avatar
да, в начале было неплохо
avatar
Подозреваю, что не Лукьяненко пишет последние "дозоры" - выжимают из бренда последние соки. Аналогичная ситуация была в свое время с Головачевым. Достаточно проверить раннего и позднего Лукьяненко лингвоанализатором и возникает много вопросов.
avatar
Было бы интересно посмотреть результаты проверки..

Ваш комментарий:

avatar