закрыть
закрыть

Ошибки при регистрации

закрыть

Ошибка

закрыть

Если вы забыли пароль, введите e-mail.

Контрольная строка для смены пароля, а также ваши регистрационные данные, будут высланы вам по e-mail.
Выслать Сохранить

Millennium Стига Ларссона

Стиг Ларссон Миллениум: Девушка с татуировкой дракона, Девушка, которая играла с огнем, Девушка, которая взрывала воздушные замки

ПАРТИЗАНЫ В ЭФИОПИИ, ИНОПЛАНЕТЯНЕ В ГРЕНАДЕ И КОММУНИЗМ В СЕРДЦЕ:

20 фактов, которые заставят вас по-новому взглянуть на знаменитую трилогию, Стига Ларссона, Микаэля Блумквиста и девушку с татуировкой дракона Лисбет Саландер.

1. В ходе расследования Микаэль Блумквист посещает северный лен Вестерботтен, где прошли детские годы Стига Ларссона.

В 1955 году Эрланд Ларссон и Вивианне Бострём "скинули" своего первенца на дедушку и бабушку. В суровых условиях для жизни прошли лучшие годы Стига.

Северин Бострём был коммунистом и антифашистом, а потому во время Второй мировой войны его арестовали и отправили в лагерь для "неблагонадежных" лиц (несмотря на нейтралитет, Швеция довольно лояльно относилась к нацистам). Ему посчастливилось остаться в живых и вновь обрести свободу.

После войны Северин вместе с женой поселился в доме на опушке леса. Разделенная на кухню и единственную комнату избушка не имела "городских" удобств ─ ни санузла, ни воды, ни даже электричества. Единственный источник тепла ─ печка, стены ─ всего лишь два ряда досок с опилками между ними.

Оказавшись с годовалым младенцем на руках, Северин нанимался на мелкие работы к окрестным фермерам, брался за починку велосипедов и моторов.

До деревенской школы подросший Стиг добирался, в зависимости от времени года, на велосипеде или лыжах. Зимой световой день в Вестерботтене столько короткий, что лыжню Стигу чаще освещало не солнце, а луна. Добавьте 40-градусный морозец… Ух!

Стиг Ларссон

2. В романах Ларссона в семьях царит отчуждение, а женщины, исключая сестру Микаэля, являются плохими матерями.

Похоже, Стиг переживал собственную неприкаянность. В 1962 году дедушки Северина не стало. Бабушка и внук помыкались с полгода, но в 1963-м девятилетнему Стигу пришлось-таки переехать в Умео к родителям.

Папа и мама вечно пропадали на работе, к тому же Вивианна была активисткой и членом горсовета от социал-демократов. После выборов Вивианна шутила: "Ничего удивительного, ведь меня знает весь город!", намекая на то, что заведует магазином готового платья и хорошо знакома покупателям. Стиг очень привязался к матери, однако их отношения напоминали дружбу, а не нежность. К сожалению, Вивианна умерла раньше срока.

С младшим братом Иоакимом Стиг, похоже, не был близок: повзрослев, они редко общались, и Стиг даже не появился на свадьбе Иоакима. Не самые гармоничные, по всей видимости, были и отношения с отцом: когда Стиг скоропостижно скончался накануне триумфального издания трилогии, Эрланд Ларссон в первый же год после смерти сына то публично обзывал его горюющую "гражданскую вдову" Еву Габриэльссон невменяемой, то предлагал ей заключить с ним брак по расчету.

В 16 лет Стиг ушел из дома.

Нуми Рапас в роли Лисбет Саландер

3. Лисбет – имя девушки, которую на глазах 15-летнего Ларссона изнасиловали его друзья во время туристического похода по окрестностям Умео, и Стиг им не помешал.

Когда позже мальчик встретил Лисбет в городе и подошел извиниться, она закричала: "Пошел вон, ты такой же, как все!" Стиг жил под гнетом этой вины и всю жизнь был ярым феминистом.

Помимо вышедших посмертно художественных произведений, Ларссон неоднократно выступал в прессе против дискриминации женщин и совместно с коллегами издал книгу-исследование "Спор о чести: феминизм или расизм", в которой доказывал, что насилие над женщинами не случайность и не культурные предрассудки, а носит систематический характер: женщин каждый день подвергают насилию и в Индии, и на Сицилии, и в Швеции, и во всем мире.

Не посвященная в такие тонкости актриса Руни Мара, американская исполнительница роли Лисбет Саландер, заявила в интервью, что не считает Ларссона феминистом. А кто-то из журналистов даже блеснул идеей, что внимание писателя к теме насилия обусловлено его склонностью к садомазохизму. На самом деле в романах Ларссона не просто много насилия ─ в них много правды.

4. Все описанные в трилогии убийства произошли в реальности, вплоть до мельчайших подробностей.

Стиг Ларссон не предавался фантазиям, "музой" писателя стали отчеты криминалистов, а об опасности, которая грозит слишком въедливым журналистам, знал по собственному опыту и опыту близких друзей. Ларссон просто объединил разрозненные трагедии единым сюжетом.

Рецензенты часто называют произведения Ларссона "стильными и увлекательными", не подозревая, что дают подобную характеристику реальным преступлениям.

5. "18% женщин Швеции хоть раз подвергались угрозам со стороны мужчины", ─ первое предложение первой части первого романа Стига Ларссона, который он озаглавил отнюдь не "Девушка с татуировкой дракона", а "Мужчины, которые ненавидят женщин".

Каждая пятая женщина во внешне благополучной стране живет в страхе, и этому есть объяснение, но нет оправдания! Вот та главная мысль, ради которой Стиг сел за печатную машинку.

Эпитет "энциклопедия всех форм насилия и дискриминации, которым подвергаются женщины" дан трилогии Millennium не случайно. Сексуальное изнасилование ─ не единственный пример. Жертвой насилия, совершаемого исподтишка, тихой сапой, в третьем томе становится даже Эрика Бергер: подчиненные-мужчины унижают главного редактора Svenska Morgonposten, то размещая на первой полосе запрещенную ею статью, то меняя выбранные ею заголовки.

Примечательно, что та же участь постигла феминистический роман Ларссона: шведский заголовок французы изменили на "Человек, который не любил женщин", а американцы ─ на коммерчески успешный tattoo-advertising.

Нуми Рапас: Девушка, которая играла с огнем

6. Воспитание в духе Вестерботтена: для Стига Ларссона мораль может противоречить закону, но неотделима от мести, и Лисбет Саландер воплощает его идеал нравственной личности.

Дать сдачи, если тебе или другу нанесена обида, ─ твоя обязанность, даже если придется годами ждать подходящего момента. Разные герои трилогии Millennium говорят об этом не раз и не два.

Окружающие считали Стига Ларссона очень мягким человеком, интеллигентом-чудаком, не умеющим считать деньги, не от мира сего. Меж тем, в нем был жесткий стержень, и почти ветхозаветная, мстительная тяга к справедливости ─ неотъемлемая черта его личности. Подростком Стиг в драке лишился переднего зуба, но позже подкараулил обидчика и неожиданно напал, навсегда отбив у врага желание с ним связываться. Рот все равно пришлось "украсить" золотом. Повзрослев, Ларссон стал непримиримым борцом за справедливость.

Такова и Лисбет. Оправдывать подонков фактом, что в детстве они сами подвергались насилию, девушка не согласна: "Уж больно красиво получается — каждой сволочи всегда есть на кого все свалить". Про одного преступника она говорит: "У …, как и у любого другого, был шанс дать сдачи. Он сделал свой выбор. Он убивал и насиловал, потому что ему это нравилось". Про другого: "… не единственный ребенок, которого жестоко избивали. Это не дает ему права убивать женщин. Этот выбор он сделал сам". Каков выбор ─ такова и ответственность.

Специфичная атмосфера романов Ларссона и даже его "странный", по мнению ряда критиков, язык ─ отражение нордических нравов Вестерботтена, где Библия и суровые ветхозаветные догмы имеют сильное влияние на души и умы. А вообще в Швеции церковь являлась частью государственного аппарата аж до 2000 года, так что даже атеисты в стране были лютеранами от рождения. И платили налог на церковь — 1% от доходов.

Стиг Ларссон

7. Впервые свои силы в писательстве Ларссон попробовал в 17 лет, а в журналистике ─ в 18, но неуспешно.

В 1971 году научно-фантастический журнал Jules Verne Magasinet получил рукопись рассказа "The Crystal Balls and The Flies". В сопроводительном письме юный автор Стиг Ларссон сообщал, что он "парень из Умео, который мечтает стать писателем и журналистом". Или то была проба пера его однофамильца, будущего поэта и драматурга? Увы, творческий порыв не оценили, и рассказ не опубликовали.

В 18 лет на мероприятии в поддержку Национального фронта освобождения Южного Вьетнама Стиг встретил любовь всей своей жизни ─ Еву Габриэльссон. Девушку впечатлил умный и говорливый юноша, и она предложила содействие в публикации его политических воззваний. Отец Евы был журналистом, а многие шведские СМИ регулярно делают подборку мнений рядовых граждан по самым разным вопросам.

Смущенный Стиг долго отнекивался. Когда же его комментарий вышел в газете, был так воодушевлен, что подал документы в школу журналистики, но провалился и вновь разочаровался в своих силах.

Руни Мара и Дэниел Крейг Нуми Рапас и Майкл Никвист как Лисбет Саландер и Микаэль Блумквист в шведской киноверсии "Девушки с татуировкой дракона" (2009)

8. Самый популярный романист Швеции был коммунистом и едва не погиб во время гражданской войны в Эфиопии.

В юности Стиг Ларссон разделял популярные среди шведской молодежи идеи маоизма. Однако затем перешел на сторону троцкистов и оставался членом Четвертого интернационала до 1987 года. Естественно, Ларссон презирал скорого на расправу с политическими оппонентами Сталина и советские спецслужбы, сыгравшие в судьбе Троцкого столь печальную роль. Оттого отец Лисбет Саландер, злодей Александр Залаченко ─ перебежчик из ГРУ, а в романе "Девушка, которая играла с огнем" Лисбет яростно критикует пытки, которым подвергались подследственные во время "московских процессов" 1930-х годов.

В газете троцкистов "Интернационал" начался путь Ларссона, как журналиста. Его политические статьи публиковали часто, но без выплаты гонорара.

В 1977 году по поручению Четвертого интернационала 22-летний Стиг полгода провел в Африке. Перед отъездом он написал письма с пометкой "Прочесть после смерти": объяснился в любви Еве, завещал свою библиотеку научной фантастики ее брату, а деньги ─ Коммунистической рабочей лиге.

Хотя Стиг скрыл от близких, в чем заключалась его миссия, возможно, он доставил деньги повстанцам Эритреи, борющейся за свою независимость от Эфиопии. Позже Стиг упоминал, что обучал партизан, как обращаться с минометами. Во время этой поездки молодой человек заразился малярией и едва не умер. Потеряв сознание, Стиг очнулся в больнице и увидел на подушке засохшую кровь предыдущего пациента; позже у него отказали ноги, но все обошлось.

Стиг пробыл на Черном континенте полгода и за это время написал несколько репортажей. Хотя даже сегодня Этитрея из 178 стран по уровню свободы слова находится на 178-м месте, а в 1977 году и вовсе не было ни одного шведского журналиста, настолько близкого к эпицентру событий, чтобы рассказать о них правду, ни одна газета не заинтересовалась статьями бедного Ларссона.

Профессиональное сообщество отвергло его в очередной, но далеко не в последний раз.

Гренада: подводные скульптуры Гренада

9. Стиг Ларссон любил Гренаду и был хорошо знаком с ее реалиями ─ поэтому Лисбет Саландер также посещает остров в романе "Девушка, которая играла с огнем".

Впрочем, знакомство Ларссона с Грендой началось комично. Стиг прочитал в троцкистском журнале об изгнанном диктаторе Эрике Гейри, ставшем для всех посмешищем: Гейри верил в пришельцев из космоса и уверял, что инопланетяне установили с ним связь.

Стиг и Ева посетили гостеприимный остров, проделав тот же маршрут из Люксембурга на Барбадосские острова и дальше, что и Лисбет, встретились с Морисом Бишопом (для россиян Бишоп памятен тем, что назвал своих детей Владимир Ленин, Джон и Надя) и другими членами революционного правительства. В Швеции они близко сошлись с консулом Гренады Элеанор Райпер и проводили совместные акции для укрепления шведско-гренадской солидарности.

Стиг Ларссон

10. Микаэль Блумквист является тем, кем мечтал быть сам Стиг Ларссон, ─ профессиональным журналистом с профильным образованием, чей статус, несмотря на неизбежные ошибки и неудачи, не вызывает сомнений. Тогда как интеллектуала и энтузиаста Ларссона журналисты обижали, обзывая "не умеющим писать" самоучкой.

В 1977 году (по другой версии в 1979-м) Стиг был принят на работу в крупнейшее шведское информационное агентство Tidningarnas Telegrambyrå… секретарем на телефон, а чуть позже переведен дизайнером в отдел иллюстраций. Теоретически никто не запрещал Стигу писать статьи (и он регулярно так и поступал, надеясь получить место репортера). Однако на деле все важные темы распределялись между профильными журналистами.

Несправедливость для Стига была тем более очевидной, что с 1982 года он являлся представителем британского антифашистского ежемесячника Searchlight, параллельно основной работе активно расследовал деятельность профашистских радикалов, собрал колоссальное досье и превратился, возможно, в главного эксперта по "белой власти" в Швеции ─ смертельно опасный статус!

В 1991 году Стиг Ларссон вместе с Анной Леной Лодениус опубликовал книгу "Правый экстремизм", дав подробное описание шведских националистов, и стал "целью №1" для "Белого арийского сопротивления". Ультраправый журнал Storm опубликовал угрозы в его адрес и личную информацию ─ адрес, телефон, номер социального страхования.

Неонацисты караулили с битами возле дверей ТТ, присылали пули по почте. В квартире пришлось установить бронированную дверь с сигнализацией. Стиг привык садиться в кафе спиной к стене. Из-за антифашистский деятельности ─ расследований, публикаций, лекций ─ Ларссон до самой смерти жил под угрозой расправы.

Стиг обладал не только знаниями, но и невероятной проницательностью, позволявшей ему проникать в суть преступления. Журналисты из отдела происшествий ТТ этим пользовались и частенько с ним консультировались. Например, когда в 1990 году во время известного взрыва в Оклахома-сити погибли 168 человек, Ларссон единственный из журналистов понял, что террориста вдохновили ультраправые "Дневники Тернера" Пирса. Когда в 1999-м в пригороде Стокгольма было совершено двойное убийство полицейских, Ларссон раньше полиции объявил, что это дело рук экстремистов правого толка.

Но даже после 20 лет работы в ТТ руководство отказалось брать его в штат репортером, повторив, что он не умеет писать. Оскорбленный Ларссон уволился из ТТ в 1999 году и из принципа больше никогда не переступал порог агентства.

Обложка одного из номеров "Экспо", 2011 Стиг Ларссон

11. Прототипом журнала Millennium является журнал Expo ("Экспо") и одноименный фонд, который Ларссон вместе с единомышленниками основал в 1995 году для противодействия распространению профашистских взглядов.

Читатель знакомится с Блумквистом в худший для него момент: из-за нехватки доказательств Микаэль проигрывает в суде махинатору, опозорен и приговорен к тюрьме и штрафу. В конце романа Микаэль восстанавливает доброе имя, а его журнал Millennium становится влиятельным и процветающим изданием. В этом ─ мечты самого Ларссона, который переживал, что Expo еле сводит концы с концами. Анти-афа громили книжные магазины и офисы поддерживающих Expo организаций, под их нажимом типографии отказывались печатать журнал.

Крошечный душный офис, кафе на Хурнсгатане, где любят посидеть журналисты, конспиративная квартира над кафе, в которой можно прятаться от преследований неонацистов и встречаться с информаторами, ─ все это общее у Millennium'а и Expo.

Детективными романами Ларссон рассчитывал заработать средства для Expo. И ему это удалось, хотя жестокой ценой: благодаря посмертной популярности писателя фонд получил щедрые пожертвования, в том числе от официальных наследников Стига ─ его отца Эрланда и брата Иоакима Ларссонов.

12. В трилогии Millennium наравне участвуют вымышленные персонажи и реальные люди ─ те, кого Ларссон ценил и уважал.

Например, типограф Ян Чёбин из Моргонгова не побоялся угроз экстремистов и взялся печатать и распространять Expo. В трилогии Микаэль Блумквист доверяет Яну Чёбину печатать самые громкие разоблачения ─ о деле Веннерстрёма, о секс-траффике из Восточной Европы, о вышедшем из-под контроля тайном отделе Службы безопасности.

А друг Стига Сванте Бранден, специалист по судебной психиатрии, в романе разоблачил лживые медицинские заключения Петера Телеборьяна, на основании которых Лисбет Саландер заперли в психиатрической больнице.

После скоропостижной смерти писателя его творческим наследием из-за отсутствия завещания стали распоряжаться отец и брат. Сванте Бранден был возмущен и считал, что истинной наследницей должна быть гражданская жена Стига Ева Габриэльссон. Бранден назвал Эрланда и Иоакима спекулянтами и потребовал убрать свое имя из текста, чтобы они "не могли наживаться еще и на нем".

Ту же позицию занял Андерс Якобссон, за что его тезку в романе Ларссоны переименовали в Андерса Юнассона ("Девушка, которая взрывала воздушные замки").

Стиг Ларссон Стиг Ларссон, 1987

13. Привычки Микаэля Блумквиста совпадают со склонностями Стига Ларссона, правда, главный редактор Expo еле сводил концы с концами, одевался в "секонд хэнде" и не мог позволить себе дачу.

Писатель был трудоголиком, пренебрегал спортом, мог выкурить больше трех пачек в день и потреблял кофе в непомерных количествах. Ларссон любил и уважал женщин, давал им "чувство защищенности" и был любим и уважаем в ответ.

Блумквист вешает на стены акварели Эммануэля Бернстоуна; эти картины висели дома у Стига и Евы. Ларссон подробно описывает домик в Сандхамне, где Микаэль отдыхает, пишет, читает, ─ в подобном любил отдыхать сам Ларссон. Ему приходилось арендовать его, но Стиг мечтал, что когда-нибудь сможет позволить себе собственное гнездышко покоя.

Как и Ларссон, Блумквист ставит журналистский долг превыше материального благополучия. Микаэль осуждает журналистов, ставших пиарщиками в пресс-службах ради более высокой зарплаты, и возражает богачу Хенрику Вангеру: "Какая разница, сколько у вас рекламодателей, если люди не хотят покупать журнал?"

14. Трилогия Millennium замышлялась как цикл из десяти романов.

В 1997 году Ларссон придумал сюжет о старике, который на каждое Рождество получает в подарок засушенный цветок от неизвестного отправителя. Вместе с коллегами из Tidningarnas Telegrambyrå он как-то развлекался, представляя себе повзрослевших героев шведских сказок. Например, Пеппи Длинныйчулок! А в 2002 году во время отдыха на острове Ларссон решил соединить обе идеи, и в последующие два года написал 2000 страниц ─ первые три романа из 10-томного цикла.

Незадолго до смерти Стиг начал четвертый роман и, по уверениям Евы, успел написать около 200 страниц, однако идеи у него возникали спонтанно, так что создание в общей сложности 10 романов было намерением, а не четко продуманным планом.

Нуми Рапас

15. Прототипом Лисбет Саландер является Пеппи Длинныйчулок.

Щедрый на спорные заявления Иоаким Ларссон после смерти брата уверял, что образ Лисбет списан с его дочери. Тот факт, что дядя с племянницей не встречался, Иоаким объяснил общением по электронной почте. Но вот, дескать, незадача, все письма случайно стерты!

По словам самого Стига Ларссона, Лисбет ─ это взрослая Пеппи Длинныйчулок. Лисбет ─ рыжеволосая (черный цвет лишь краска), сказочно богатая, независима по характеру, сильна в бою при внешней субтильности, умеет обращаться с пистолетом. Даже асексуальность говорит в пользу сходства двух персонажей. Табличка на двери квартиры Лисбет на Фискаргатан гласит: "В. Кюлла" (Пеппи жила на вилле "Villekulla"). В одном из романов Микаэль передает Лисбет карманный компьютер, пароль к которому "Пеппи". А Лисбет называет Микаэля "чертов Калле Блумквист", имея ввиду другого известного персонажа Линдгрен, суперсыщика Калле Блумквиста.

Почему именно Пеппи, очевидно для любого шведа. Астрид Линдгрен была известной феминисткой, а ее речь "Только не насилие" против жестокого обращения с детьми в семьях цитируется до сих пор. Памятник Линдгрен в Стокгольме изображает, как двумя крылами добрая сказочница укрывает, защищая, детей.

Стиг объяснял: "Лисбет воспринимается и ведет себя как социопатка из-за многочисленных жизненных травм и неспособности соответствовать социальным нормам". Разумеется, он был знаком с обвинениями в психическом нездоровье, с которыми маститые педагоги и психологи выступали против Пеппи Длинныйчулок! Но разве чужие домыслы сделали ее хуже?

После того, как трилогия Millennium стала невероятно популярной, Еве Габриэльссон написала некая Лисбет Саландер ─ женщина, которая тихо жила себе в крошечной шведской деревеньке, пока к ней не нагрянули журналисты, желающие знать, не была ли она знакома со Стигом Ларссоном. Отослав журналистов восвояси, Лисбет пригласила Еву в гости на чашечку кофе.

 Stieg Larsson Стиг Ларссон

16. Ларссон с трудом нашел издателя для своего романа.

Летом 2003 года Стиг по почте отослал рукопись первого романа в издательство "Пират", но осенью посылка вернулась обратно, поскольку адресат не стал ее забирать с почтамта. Тогда Ева сама отвезла пакет в издательство, но сочинение никого не заинтересовало (уже после смерти Стига и триумфа Millennium'а Еве позвонили из "Пирата", и потрясенная сотрудница созналась, что рукопись вернули, не читая).

Зато весной 2004 года сразу два издательства согласились подписать договор с автором. Одно настаивало на серьезной правке. Но Стиг выбрал второе, Norstedts. Контракт на издание трех романов обещал авансом около 600 тысяч крон. Воодушевленный Стиг был полон планов: остаться в Expo на полставки, написать еще семь романов, вложить доходы от четвертого тома в Expo, вложить доходы от пятого тома в кризисный центр для женщин, подвергшихся насилию, купить себе маленькое шале на острове для отдыха и творчества, позаботиться о более надежной охране от экстремистов, заняться здоровьем…

В этой приятной суматохе аванс остался невыплаченным.

"Дом Микаэля Блумквиста и его окрестности" "Дом Микаэля Блумквиста и его окрестности" "Дом Микаэля Блумквиста и его окрестности"

17. Смерть Стига Ларссона не была неожиданной, но оказалась символичной.

Его дед Северин Бострём умер от сердечного приступа в возрасте 56 лет, в том же возрасте от разрыва аневризмы скончалась его дочь, мать Стига Вивианне. Однако то, что смерть настигла 50-летнего Ларссона именно 9 ноября 2004 года ─ скорбная случайность. Десятки раз антифа-журналист был на волосок от смертельной опасности, а умер "мирно", но на боевом посту. Вымотанный работой и творчеством, крайне уставший Ларссон чувствовал себя нехорошо, однако решил отправиться не к доктору, а в редакцию Expo. Быть может, все бы обошлось, если бы в тот день в здании не сломался лифт. Редакция Expo находилась на седьмом этаже.

Стиг поднялся, но надорвался.

Друзья вызвали "скорую" и доставили журналиста в больницу. Стиг ненадолго пришел в себя, попросил позвать его гражданскую жену Еву, вновь потерял сознание и умер.

С 9 на 10 ноября ─ памятная дата Хрустальной ночи, первой массовой акции фашистов для "решения еврейского вопроса".

Сегодня шведские журналисты наконец-то отдают дань уму и проницательности Ларссона. Когда Стиг разоблачал "белую власть" и профашистские движения, другие отказывались верить, что ультраправые со своими теориями заговора не банда безумцев, а серьезная политическая сила. Однако прошло всего несколько лет, и партия националистического толка "Шведские демократы", которой он посвятил два крупных исследования, уже вошла в состав Риксдага ─ шведского парламента, получив прямой доступ к управлению страной.

А Стига Ларссона нет в живых.

Стиг Ларссон и Ева Габриэльссон

18. После смерти Стига Ларссона многие пары в Швеции заключили официальный брак.

Стиг и Ева так и не поженились, хотя были знакомы 32 года, прожили вместе 30 лет и давным-давно приобрели обручальные кольца. Ева логично указывает на то, что свадьбу пришлось отложить из-за соображений безопасности. У Стига была возможность убедиться, что государственные базы данных ─ источник информации для экстремистов всех мастей. Пока ничего официально не связывало его с Евой, она была в большей безопасности. Имя Стига не значилось на двери их квартиры, а бывали дни, когда он и вовсе не появлялся дома. Ева же говорила знакомым, что "встречается с одним журналистом", не называя имени.

В итоге со смертью Стига Ева потеряла права на его имущество, творческое наследие и даже часть квартиры, в которой они вместе жили. Все отошло отцу и брату, Эрланду и Иоакиму Ларссонам. Ева, которая работала в Expo до 2007 года, не смогла отстоять даже прав на публицистику гражданского мужа, без детективных романов. Ей оставалось лишь выпустить книгу, раскритиковав юридическую коллизию, при которой "все отходит тем, что ничего не создал, и они оказываются в выигрыше, а те, кто создавал, ─ в проигрыше".

19. Стиг Ларссон был похоронен 10 декабря, в день вручения Нобелевской премии.

Поскольку в Швеции усопших хоронят спустя несколько недель после смерти, "гражданская вдова" решила выбрать именно этот день, чтобы избежать внимания экстремистов. В дневнике Евы есть запись, что даже через десять месяцев после смерти Стига ни отец, ни брат не поинтересовались, где его могила.

Иоаким и Эрланд Ларссоны

20. Швеция активно экспортирует книгу, которая демонстрирует самые неприглядные стороны шведского общества.

По заявлению Иоакима, одновременно циничному и правдивому, "Лисбет Саландер является шведской иконой, как ABBA, Volvo и IKEA". Сравнение с известными брендами не случайно, потому что "империя Стига" подверглась жесткой коммерциализации. И прежде всего татуировки Лисбет. Для героини романов они были напоминанием о перенесенной боли и врагах, которым нужно отомстить, но в итоге породили новое слово в маркетинге ─ tatvertising, от слов tattoo и advertising. Книги Стига Ларссона, по приблизительным подсчетам, разошлись в 50 странах мира тиражом около 80 миллионов экземпляров, превратив Эрланда и Иоакима Ларссонов в мультимиллионеров.

****

О новой книге Давида Лагеркранца "Девушка, которая застряла в паутине", скандальной и знаменитой задолго до ее выхода, ─ в следующей статье.

3
0 3266

0 комментариев

Ваш комментарий:

avatar