Книга Юные годы медбрата Паровозова

Книга Юные годы медбрата Паровозова

Юные годы медбрата Паровозова

Обратите внимание, вы можете подбирать что почитать на страницах

Юные годы медбрата Паровозова
Читать онлайн легально прочитать отрывок из книги
Купить книгу "Юные годы медбрата Паровозова"
Скачать отрывок книги для чтения
  • Описание
  • Работать медиком тяжело. В реанимации — тем более. Ты словно постовой на границе между жизнью и смертью. Причем твоя задача не допустить, чтобы люди переходили с одной стороны на другую, а они, глупые, все идут и идут: ДТП, криминал, осложнения после операций... Можно ли о работе реаниматологом писать с юмором? Даже с оптимизмом? Оказывается, можно! Причем без цинизма, а именно что с иронией. Но для этого таланта писателя недостаточно — нужен еще талант быть таким человеком: легким, светлым, оптимистом. Таким, как Алексей Моторов. Проработав несколько лет в реанимационном отделении одной из московских больниц, освоив все мыслимые и немыслимые операции по вытаскиванию людей с того света, он шутит, что на самом деле спас жизнь лишь одному человеку. И то случайно, введя в сердце раствор стирального порошка. Такой уж человек Моторов: к жизни он относится легко, а к себе — еще легче. Даже когда приходится совсем тяжело.

    Он пишет о себе и о коллегах, о магии чисел и "жизни в кино", о 70-х, 80-х и 90-х, о Чернобыльской аварии и гласности, о то счастливой, то несправедливой судьбе и чудесных воскрешениях, о "кавказской пленнице" и баночке вишневого варенья для шведской королевы. О страшном Минотавре, поселившемся в подвалах городской больницы, и мечте стать доктором, ради которой медбрат Моторов шесть раз пытался поступить в институт.

    ***

    Цитата: "Утром Татьяна Александровна заступила на дежурство и пришла в первый блок принимать смену у доктора Коротковой. И, подойдя к пятой койке, по своему обыкновению, не скрывая сострадания, спросила:

    — Голубчик, миленький, как мы сегодня себя чувствуем, как у нас дела?

    — Ужасно! — голосом Фаины Раневской произнесла та. — Ужасно у меня дела!

    — Голубчик, что же случилось? — чуть не плача, воскликнула Татьяна Александровна и прижала кулачки к груди.

    — Случилось то, — проинформировала больная, — что ваш медбрат Леша Паровозов — американский шпион!

    Я, помню, сразу заржал, уж больно смешная производная от моей фамилии получилась. А та продолжала меня разоблачать:

    — Его, видимо, давно завербовали, теперь он у них на крючке! Они только свистнут, так он сразу рад стараться, любой секрет продаст! <...> А перед тем, как издевательства свои начать, всегда для храбрости спирт из стеклянной баночки выпивал! И пьет-то он не как все, по-русски, а только после того как взболтает!

    И рукой показала на шкаф, где у нас действительно стояла священная склянка.

    — Да, вот еще что! — в заключение вспомнила она. — Он всю ночь какие-то телефонограммы отправлял, этот ваш Леша Паровозов! Хорошо бы выяснить, куда и зачем!"