• ЧТО ПОЧИТАТЬ

Книга Цинковые мальчики

Книга Цинковые мальчики

Цинковые мальчики

Обратите внимание, вы можете подбирать что почитать на страницах

Цинковые мальчики
Читать онлайн легально прочитать отрывок из книги
Купить книгу "Цинковые мальчики"
Скачать отрывок книги для чтения
  • Описание
  • После написания двух первых сборников "Голосов Утопии", посвященных воспоминаниям о Второй мировой войне, Светлана Алексиевич обратилась к войне наших дней — к афганской. К той, которая велась почти тайно, о которой отцы, матери, жены узнавали сперва лишь тогда, когда получали цинковый гроб с телом сына и мужа. К той, на которой солдаты гибли, так и не поняв — за что? Это книга о безжалостной военной машине, которая превращает человека в зверя и убивает если не физически, то нравственно.

    Появление книги вызвало скандал. Несмотря на перестройку, отмену цензуры и масштабную реформу идеологии, коммунистическая пресса, армейское руководство начали травлю Алексиевич. В 1992 году в Минске было объявлено о начале политического суда над писательницей, и только заступничество мировой интеллигенции остановило его.

    Интерес Алексиевич к войне она сама объясняет тем, что вся история СССР, страны-Утопии была военной: "Мы или воевали или готовились к войне. Мы — военные люди. Наши герои, наши идеалы, наши представления о жизни — военные. Вот почему так легко льется кровь на земле бывшей империи". К сожалению, писательница оказалась пророчицей. Военные конфликты, которые быстро перешли с заграничной афганской земли на территории бывших союзных республик, велись и ведутся все по тем же безумным и безжалостным законам, которые описаны в "Цинковых мальчиках".


    ***

    Цитаты:

    "Было бы слишком просто, если бы во всем были виноваты только политики".

    "Никто не скажет, что там, под землей, лежит, какая правда. Живым – ордена; мертвым – легенды, – всем хорошо".

    "Самое страшное произошло потом: уезжали мы из государства, которому эта война была нужна, вернулись в государство, которому эта война не нужна".

    "Единственный документ, документ, так сказать, в чистом виде, который не внушает мне недоверия, — это паспорт или трамвайный билет. Но что они могут рассказать через сто или двести лет (дальше нынче и заглядывать нет уверенности) о нашем времени и о нас? Только о том, что у нас была плохая полиграфия... Все остальное, что нам известно под именем документа — версии. Это чья-то правда, чья-то страсть, чьи-то предрассудки, чья-то ложь, чья-то жизнь".

    ***

    Петр Вайль о книге С.А. Алексиевич "Цинковые мальчики":

    "В "Цинковых мальчиках" - кошмары войны, всегда и всюду питающей садизм (взрезанные животы, выколотые глаза, коллекции засушенных ушей), но они не несут специфики. На войне ужасен человек, вне национальной или государственной принадлежности. Специфика — в уникальном образе завоевателя. "Зеленки обыкновенной не было. Добывали трофейное, импортное... Эластичного бинта вообще не было. Тоже брал трофейный... У убитых наемников забирали куртки, кепки с длинными козырьками, китайские брюки, в которых паховина не натирается. Все брали. Трусы брали, так как и с трусами был дефицит".

    Встречались ли в мировой истории подобные имперские завоеватели? Афганские и индийские британцы Киплинга были сильны, безжалостны и суперменски хвастливы. Немыслимо представить, что, сняв с убитого врага трусы, можно написать: "Несите бремя белых, / сумейте все стерпеть..."

    "Наши мальчики умирали за три рубля в месяц" — это бремя белого человека? Таких завоевателей не бывало. Куприн попрекал Киплинга Англией, которая давит мир "во имя своей славы, богатства и могущества". Где хоть один из этих мотивов? Из всей славы — проход генерала Громова по термезскому мосту, в Чечне не было и того. Из могущества — политический провал. Из богатства — второсортное барахло из Джелалабада".